francis_maks (francis_maks) wrote,
francis_maks
francis_maks

Category:

10 (22) июля 1812 года. Занятие войсками Даву позиции при Салтановке

«Налево у нас был Днепр, берега которого в этом месте очень топки; перед нами находился широкий овраг, в глубине которого протекал грязный ручей, отделявший нас от густого леса, и через него перекинут был мост и довольно узкая плотина, устроенная, как их обыкновенно делают в России, из стволов деревьев, положенных поперёк. Направо простиралось открытое место, довольно бугристое, отлого спускавшееся к течению ручья.»

(адъютант командира 4-й пехотной дивизии
капитан Жан Мари Фел и кс Жиро де л'Эн)





или открыть полную карту 3600х3900 в новом окне

Войска маршала Даву, ожидая наступления Багратиона, потратили день 10 (22) июля на оборудование позиции при Салтановке. Овраг, по которому протекала одноимённая речка (она же ручей Солтан), сам по себе представлял серьёзное препятствие. Мосту у деревни был завален, а расположенный выше по течению речки у мельницы Фатова – разрушен. В стенах корчмы на левом берегу и в соседних домах проделаны бойницы для ружейного огня.

«Одна из наших стрелковых рот поместилась в деревянном доме у въезда на плотину, проделала в нем бойницы и сделала из него таким путем нечто вроде блокгауза, откуда стреляла по временам во всё, что показывалось. Несколько орудий были поставлены наверху оврага так, чтобы стрелять ядрами и даже картечью в неприятеля, который попытался бы перейти его. Главные силы дивизии Дессе были построены в открытом месте направо от дороги и налево примыкали к дивизии Компана.»

(адъютант командира 4-й пехотной дивизии
капитан Жан Мари Фел и кс Жиро де л'Эн)






Салтановку занимали три батальона 85-го полка линейной пехоты под командованием барона Жана Пьера Пиа (составлявшего 2-ю бригаду 4-й пехотной дивизии генерала Жозефа Марии Дессе). Рота вольтижер была выдвинута к корчме. На возвышенности за деревней стояли 4 орудия.

Ещё один батальон располагался на другом берегу перед мельницей Фатова. За ним в подкреплении стояли пять батальонов 108-го полка линейной пехоты полковника Жака Мишеля Франсуа Ашара (входившего в 3-ю бригаду той же дивизии). Эту переправу прикрывало 6 орудий (из них два – конной артиллерии)

Четыре батальона 61-го полка линейной пехоты полковника Шарля Бужа (3-я бригада 5-й пехотной дивизии генерала Жана Доминика Компана) находились между Фатова и деревней Селец. По одному батальону 61-го и 85-го полков – перед этой деревней.

Вся кавалерия, состоявшая из 5-й дивизии тяжёлой кавалерии генерала Жана Батиста Сируса Мари Аделаид Валанса (4 полка – около 2 500 сабель) и сильно потрёпанного вчера 3-го конно-егерского полка из бригады генерала Этьена Тардифа де Поммеру Бордесуля стояла в резерве за Сельцем.

Пять батальонов стояли ещё дальше в тылу и правее у деревни Тишовка (по ряду источников – Застенок). Наконец, последние пять батальонов находились непосредственно перед Могилёвом.

Суммарно получаем 25 батальонов пехоты (что совпадает с данными источников). Пять батальонов – это 111-й полк линейной пехоты полковника Габиэля Жюийе (из 4-й бригады 5-й пехотной дивизии), он впоследствии упоминается в преследовании корпуса Раевского. Так же под Могилёвом находился третий полк из состава 4-й пехотной дивизии. Методом исключения (33-й полк лёгкой пехоты 3(15) июля остался гарнизоном в Минске) получаем Гессен-Дармштадский Лейб-пехотный полк. Но в нём и было-то всего 2 батальона, а один остался гарнизоном в Ковно.

Остаётся ещё четыре батальона из дивизии Компана. И они принадлежали они 57-му линейному полку. Ещё 4 батальона (вероятно из 25-го линейного полка) оставались с Пажолем, наблюдать за Бобруйской крепостью. В итоге в моей бухгалтерии где-то зависли ещё 4 батальона.

Суммарная численность дивизий Компана, Дессе и Валанса и 3-го конно-егерского полка при пересечении русской границы составляла порядка 28 тысяч человек. За вычетом двух полков (оставшихся в Минске и под Бобруйском) - около 23 тысяч. С учётом потерь на маршах должно быт ещё меньше. Главный квартирьер Главной квартиры Императора бригадный генерал Филипп Польде Сегюр указывает численность войск Даву в бою под Салтановкой в 12 тысяч, но сомнительно, чтобы убыль за месяц походов, но почти без боёв составила треть личного состава. Вероятно силы Даву составляли порядка 20 тысяч человек.

Багратион отправил к Салтановке 7-й пехотный корпус генерал-лейтенанта Николая Николаевича Раевского (12-я и 26-я пехотные дивизии, Ахтырский гусарский полк - 16500 человек на момент открытия военных действий).

К Раевскому присоединился кавалерийский авангард генерал-адъютанта Васильчикова 1-го в составе упомянутого Ахтырского гусарского полка, Киевского драгунского полка и 9-й конной роты 3-й артиллерийской бригады. Энциклопедия «Отечественная война 1812 года» упоминает так же Харьковский и Черниговский драгунские полки из 4-го кавалерийского корпуса (что, вкупе с Киевским и даёт почти весь корпус Сиверса), но в описании боевых действий я их не встречал. Вместе с корпусом Раевского находились отряд полковника Грессера, отступивший из Могилёва и 5 казачьих полков под началом полковника Василия Алексеевича Сысоева 3-го. Что должно было повысить численность войск тысяч до 20, но с учётом тех же самых маршей, скорее можно считать порядка 17. То есть несколько меньше, чем у противника, занимавшего к тому же крепкую оборонительную позицию.

Зато Раевский имел преимущество в артиллерии 84 (а по другим данным 108) орудий против 55 у французов (что нивелировалось сложностью их одновременного использования на местности)

Даву в ближайшей мог рассчитывать на прибытие 3-й дивизии лёгкой кавалерии генерала Шастеля (4000 сабель), Легиона Вислы (3900 штыков) и бригады Пажоля (1500 сабель, 2000 штыков) (все цифры без учёта выбывших за месяц с начала боевых действий) но они к сражению опаздывали. У Багратиона же в одном переходе от корпуса Раевского (к вечеру 10 (22) июля расположившегося у Дашковки) находилась вся остальная 2-я Западная армия, с присоединёнными отрядом Дохтурова и казачьим корпусом Платова – порядка 30 тысяч человек.

Если в случае с перехватом 2-й Западной армии у Николаева в 20-х числах июня Даву мог полагаться на скорый подход группировки Жерома Бонапарта, то сейчас она поредела (за счёт ухода на юг корпуса Ренье), рассыпалась на отдельные корпуса, движущиеся своими маршрутами, и отставала уже безнадёжно.

5-й (польский) армейский корпус к исходу этого дня не дошёл даже до Игумена

«Наша армия медленно двигалась, вытянувшись в узкую колонну, по песчаным дорогам среди лесов и болот, в самую жаркую июльскую пору. Люди падали от жажды и усталости. Ряды начали сильно редеть, а деревни и местечки, оставшиеся за нами, стали наполняться больными и отсталыми. Но что же было делать? Потеряв столько дней в Гродно, Несвиже и Слуцке, мы хотели исправить свою ошибку, и князь Понятовский, измученный упреками императора, вместе со своим начальником штаба Фишером, гнал вперед нашу пехоту, желая возможно скорее достигнуть Днепра…

…9-го (21-го) мы остановились в местечке Душице, на реке Щиже и 11-го (23-го) прибыли в Игумен, местечко, лежащее в лесистой местности. 16-я дивизия стала лагерем по левой стороне дороги, ведущей в Могилев; 17-я дивизия расположилась в палатках за пехотой Даву, направо от Слуцкой дороги; 18-я - на самой дороге, опираясь правым флангом на деревню Хвойники. Помню, что в Игумене нас приветствовал помещик литовец, в красном мальтийском мундире, яркий цвет которого удивительно выделялся среди черной еврейской толпы. Этот 15-мильный переход мы сделали за 5 дней.»

(Адъютант командира инженеров 5-го армейского корпуса
капитан Клементий-Иосиф-Евгений Колачковский)

PS что за местечко «местечко Душица, на реке Щиже» мне выяснить не удалось. Нет такого


Сводная запись темы Наполеоника (оглавление)
Tags: Война, Карта, Могилёв, Наполеон, Салтановка
Subscribe

Posts from This Journal “Салтановка” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments