francis_maks (francis_maks) wrote,
francis_maks
francis_maks

Categories:

Аэродром Жодино. Противостояние польских и советских ВВС в мае-июле 1920 г на линии Березины.

Часть 3. Апофеоз. Бои мая-июля 1920 года. Эвакуация аэродрома.

1 мая 1920 года оказался весьма насыщенным днём для жодинской авиагруппы. Помимо прибытия 19-й истребительной эскадры с шестью «SPAD S.VII» и перебежчика на «Nieuport N.24bis», имелись в этот день и потери. Во время выполнения разведывательного полёта на Приямино «DFW C.V» сержантов Ладоги и Клича был перехвачен над деревней Большие Негневичи четвёркой «Ньюпоров» в составе Ширинкина, Бурова, Кузина и Соболева. Ладога резким снижением с 1100 до 50 м. оторвался от преследователей, но самолёт получил значительные повреждения. Его пришлось разобрать и отправить на ремонт в Познань.



Польский «SPAD S.VII» производства завода De Margay (Франция)
Именно такими самолётами была укомплектована 19-я истребительная эскадра.

Советская сторона полагала польский самолёт сбитым и упавшим на вспаханное поле за линией фронта. Комэск Ширинкин не стал выделять кого-то из пилотов, а указал в отчёте, что все выполнили по несколько очередей с расстояния 15-20 метров. Трое пилотов получили за этот бой ордена Красного знамени, а Ширинкин – наградное оружие и 50 000 рублей.

Потеря самолёта была тем более существенна, что это был единственный на тот момент исправный самолёт в 14-й разведывательной эскадре. Эскадра была прикована к земле до 5 мая, когда прибыли три новые машины.

Уже 7 мая новые самолёты участвовали в налёте на станцию Приямино. Сопровождали их «Спады» 19-й истребительной эскадры. С этого дня они начали регулярные вылеты на патрулирование. Что, впрочем, никак не отразилось на проведении в тот же день налёта трофейного «Breguet Br.XIV» в сопровождении четырёх истребителей на Борисов. Было сброшено 160 кг бомб и листовок. Налёт примечателен тем, что наблюдателем на «Бреге» летал А.В.Сергеев - главнокомандующий воздушными силами РСФСР.

8 мая экипажи 14 эскадры выполнили два вылета: Самолёт плутонгового Барковяка и сержанта Щепанского имел боевое столкновение с двумя советскими «Ньюпорами» (с советской стороны упоминаний найти не удалось). А подпоручик Ковярский разбрасывал листовки.

Считая ситуацию на фронте стабильной, а состояние матчасти ужасным, командир 14-й истребительной эскадрильи поручик Манечак отбыл в Познань, чтобы поторопить поставку новых самолётов. Он так же разрешил увольнение в отпуск и частичную демобилизацию наземного персонала. Из лётного состава в отпуск убыл сержант Даниэль. Демобилизовался подхорунжий Биньковский. Руководство эскадры было возложено на капитана Ивашкевича.

14 мая наступлением Северной группы Западный фронт начал майскую наступательную операцию.

Сетфан Павликовски
у своего «SPAD S.VII»
Пока ещё в составе
Escadrille Spa. 96

В тот же день противники обменялись ударами по аэродромам. С утра Жодино бомбили «Farman F.30» (пилот Шмотин) и «Sopwith 1\2 Strutter» (пилот Граб). Прикрытие осуществлял Николай Петров на «SPAD S.VII». На перехват поднялся Стефан Павликовски из 19-й истребительной эскадры на таком же «SPAD S.VII». Произошёл первый бой «Спада» против «Спада». Далее процитирую описание боя у Хайрулина и Кондратьева в «Военлетах погибшей Империи»:

«Завязался воздушный бой, в котором более опытному поляку сразу удалось зайти в хвост самолету Петрова. Петров кидал машину из стороны в сторону, закладывал крутые виражи, делал даже мертвые петли, но враг крепко держался сзади, повторяя все его маневры. Вокруг краснозвездного истребителя то и дело мелькали дымные «веревки» трассирующих пуль. Но Павликовский, хотя и был классным пилотом, оказался при этом неважным стрелком. Все «трассы» проходили мимо. В конце концов одна из очередей все же задела машину, барабанной дробью простучав по обшивке. Петров, чувствуя, что следующая порция свинца может стать для него последней, резко бросил истребитель в пике. Он выровнялся на высоте чуть больше двадцати метров. От перегрузки у «Спада» сорвало выхлопную трубу. Оглянувшись, советский летчик увидел, что поляк все еще маячит сзади, готовясь вновь открыть огонь. Петров вильнул в сторону и стал петлять вдоль улиц на уровне крыш двухэтажных домишек. Вылетев из города, он заметил, что в нескольких метрах под ним блеснула река Березина.

Летчик снизился еще больше и понесся над самой водой, надеясь, что враг, наконец, отстанет. Но когда Петров вновь обернулся, он с ужасом увидел, что поляк по-прежнему «висит» у него на хвосте. Несколько минут продолжалась эта бешеная гонка на высоте полутора метров. Петров вел машину с максимальной скоростью, едва не задевая колесами воду и рубя винтом камыши. Малейшее неверное движение означало мгновенную гибель. Павликовский спокойно летел сзади, не приближаясь и не отставая, но почему-то не стрелял. Возможно, у него отказал пулемет или просто закончились патроны. Затем польский летчик прибавил газ, легко догнал Петрова и, помахав ему рукой, отвернул в сторону... По возвращении в петровском «Спаде» насчитали девять пробоин.»


Остаётся добавить, что, судя по «улицам двухэтажных домишек» и Березине на окраине городе, бой шёл над Борисовом.



Соперник Стефана Павликовского в первом воздушном бою между «Спадами» Николай Петров (в центре) у «SPAD S.VII» (завода «Дукс») . Первые две машины принадлежат 10-му истребительному авиаотряду, третья – 13-му. Май 1920 г. Славное.

Около полудня «с ответным визитом» с аэродрома в Жодино вылетел Halberstadt CL-II сержанта Владислава Бартковяка и подхорунжего Иозефа Клича. Его сопровождали два «SPAD S.VII» подпоручика Стефана Павликовского и подхорунжего Туровского. Им на перехват поднялись «Ньюпоры» Ширинкина, Кузина и Алескандра Петрова (однофамилец Николая Петрова). Снова цитата по Хайрулину и Кондратьеву:

Кузин с Петровым связали боем истребители сопровождения, а Ширинкин атаковал бомбардировщик. Он подошел к противнику сзади-снизу и нажал на гашетку, целясь в переднюю часть фюзеляжа. Зажигательные пули прошили кабину пилота и топливный бак. Тотчас бензин вспыхнул, и яркое пламя охватило машину. У экипажа не было парашютов, но летнаб, не выдержав нестерпимой боли, выбросился из самолета и разбился насмерть. Пилот остался в горящей кабине. Возможно, он был уже мертв, прошитый пулеметной очередью.

Выбежавшие из своих домов жители Приямино заворожено смотрели, как пожираемый огнем самолет несколько секунд летел по небу, затем перевернулся вверх колесами (при этом летчик тоже выпал из кабины), сорвался вниз и отвесно врезался в землю возле опушки леса.

А в это время Петров и Кузин дрались со «Спадами». Интересно, что противником Александра Петрова оказался тот самый подпоручик Павликовский, который всего пару часов назад азартно гонялся за его однофамильцем над Березиной. Но тут подпоручика словно подменили. Потрясенный жуткой картиной гибели «Хальберштадта», он вышел из боя и на полном газу умчался за линию фронта. А вслед за ним скрылся и другой польский летчик.

Через полчаса на место падения сбитой машины прибыли красноармейцы. Они отыскали тела погибших летчиков, с которых кто-то из местных, поспевших туда раньше, уже успел снять ботинки.

Весть об очередной победе «красных соколов» мгновенно достигла штаба фронта. И вечером того же дня на аэродром Приямино доставили срочную телеграмму: «Приветствую славного героя Ширинкина, предлагаю выдать ему 15000 рублей, золотые часы высылаю. Мужественных летчиков Петрова Александра, Петрова Николая и Кузина наградить золотыми часами. Предреввоенсовета Троцкий». Любопытно, что первый сбитый Ширинкиным на польском фронте самолет (который на самом деле и не был сбит) Троцкий оценил в 50000 рублей, а второй почему-то только в 15000...

…А на следующий день в Приямино с оркестром и воинскими почестями хоронили экипаж погибшего «Хальберштадта» – летнаба подхорунжего Иозефа Клича и пилота сержанта Владислава Бартковяка. Фотоснимки траурной церемонии Ширинкин через несколько дней сбросил над польским аэродромом в Жодино. Получив это послание, польские летчики были удивлены и растроганы: они не ожидали такого рыцарства от своих противников.»


17 мая один из разведывательных полётов 14-й эскадры принёс сведения о скоплении и перемещении советских войск в районе реки Бобр.

18 мая подхорунжий Владислав Туровски из 19-й истребительной эскадры на «SPAD S.VII» атаковал поезд на станции Приямино. Докладывал о возгорании вагонов.

В тот же день Стефан Павликовски, уже в звании лейтенанта, сбил привязной аэростат 25-го воздухоплавательного отряда. Аэростат выполнял полёт для корректировки артогня недалеко от Примино. При этом погиб воздухоплаватель Арвид Банкер. Наблюдатель Гаврилов благополучно приземлился на парашюте системы Жюкмеса. На завтра Павликовский уничтожил и запасной баллон отряда, чем прекратил его деятельность. На место 25-го воздушного отряда прибыл 26-й, но и его баллон стал жертвой Павликовского

Самолёта 14-й эскадры, рано утром 19 мая вылетевший на ординарный облёт для оценки обстановки на реке Березине, не обнаружил ничего заслуживающего внимания. Однако, сообщения от 13-й эскадры из Кисилевич вызвало в штабе 4-й польской армии некоторую озабоченность. Вылетевшие на разведку начальник 7 дивизиона ротмистр Буркевич и поручик Жнук обнаружили в районе Березино четыре моста, по которым осуществляли переправу советские части. 16 армия присоединилась к майскому наступлению Западного фронта.

Начало наступления сопровождалось активизацией действий советской авиации. Только эскадрилья Ширинкина в этот день выполнила 40 боевых вылетов. Сброшено 107 бомб. Объектами бомбардировки стали польские артбатареи, станция в Борисове. Польские источники сообщают о том, что поручику Мрочовскому из 19-й истребительной эскадры удалось перехватить и вынудить к посадке советский самолёт. Однако, при возвращении на свой аэродром он, в свою очередь, вынужден был посадить свой «SPAD S.VII» на поле из-за отказа двигателя.

Аэродром в Жодино бомбили 20 (по польским сведениям – 21) мая. На перехват поднимались пилоты 19-й истребительной эскадры поручик Мрочковский и подхорунжий Туровский на «Спадах». Потерь с обеих сторон в воздухе не зафиксировано.
20 мая 14-я разведывательная эскадра получила два самолёта AEG C-4 из состава 8-й эскадры.

23 мая советские войска с боем взяли Игумен (ныне Червень) и подошли к Рудне. Возникла реальная опасность захвата аэродрома в Жодино. Решено было перебазировать 14-ю разведывательную и 19-ю истребительную эскадры в Слепянку под Минском.

24 мая в в 14-ю разведывательную эскадру вернулся поручик Манечак и вновь принял командование. В качестве пополнения прибыли так же сержант Куяв, капралы Возняк и Слив. В 19-ю истребительную эскадру прибыл подхорунжий Гуттмаер.
27 мая «SPAD S.VII» подхорунжего Туровски был атакован двумя советскими «ньюпорами» и повреждён. Пилот получил ранения.

28 мая два «SPAD S.VII» пытались перехватить «Nieuport 24bis» красвоенлёта Екатова, летевшего на бомбардировку Борисова. Успеха не имели. Екатов смог продолжить полёт и выполнить задачу. Однако, при послеполётном осмотре выявлено плачевное состояние аэроплана – сказалось энергичное маневрирование.

29 мая Стефана Павликовски на «SPAD S.VII» вновь сошёлся в воздушном бою с Александром Петровым на «Nieuport.24bis». Бой происходил над аэродромом в Славном. Петрову удалось выйти поляку «в хвост» и повредить радиатор «Спада». Используя преимущество в скорости, Павликовски вышел из боя. Повреждённый мотор в итоге заклинило и пришлось совершить вынужденную посадку.

4 июня выпускник авиационного училища Ясиньски вылетел в распоряжение 19-й истребительной эскадры на самолёте «Fokker E.V», но потерял ориентацию и приземлился по другую сторону фронта.

Эти полёты выполнялись с аэродрома в Слепянке, а что же Жодино? Финал деятельности аэродрома ещё не наступил. Польские контратаки к 27 мая отбросили 16 армию за Березину. 19-я истребительная и 14-я разведывательная эскадрильи получили возможность вернуться. Впрочем, особой активности сильно потрёпанные части не проявляли. Точно так же значительно снизилось число полётов и по другую сторону фронта. Однако, неустойчивость нынешнего положения была для всех очевидна. Приближалось новое крупномасштабное наступление Западного фронта, которое началось 7 июля 1920 года.



Дислокация авиационных частей на «линии Березины» к началу июльской наступательной операции Западного фронта.

14-я разведывательная эскадра в конце июня была вновь была выедена в Слепянку и далее – в Барановичи. Откуда сержант Скорзински с подхорунжим Щепанским и подхорунжие Даниель с Сердецким выполнили несколько полётов на последних двух исправных самолётах. К 1 сентября эскадра была выведена в Познань.

19-я истребительная эскадра так же эвакуировалась в Слепянку. 8 июля с двумя исправными самолётами перелетела в Барвновичи. А затем в Брест. Там получила несколько новых английских самолётов типа «Sopwith Dolphin». На одном из которых уже через неделю разбился в районе Баранович подхорунжий Шиндлер. Затем эскадра выведена под Варшаву для обеспечения ПВО города. Эскадрилья Ширинкина отправилась «в другую сторону» - в Крым.

Впереди у одних была битва за Варшаву и «чудо на Висле», у других – разгром Врангеля. Но к истории аэродрома в Жодино это уже не имеет никакого отношения.

Литература:
Tarkowski K., Lotnictvo Polskie w wojnie z Rosja sowiecka, WKL, Warszawa, 1991.
Goworek T., Pierwsze samoloty mysliwskie lotnictwa polskiego, Sigma Not, Warszawa, 1991.
Березин П.Ф., Красная авиация в борьбе с белополяками, ГВИ НКО СССР, Москва, 1940.
Хайрулин Х., Кондратьев В., Военлеты погибшей Империи. Авиация в Гражданской войне, Москва, 2009.
Грицкевич А.П., Западный фронт РСФСР 1918-1920, Минск, 2009.
Фотография приводится по журналу «Авиация» №2-1999 и Goworek T., Pierwsze samoloty mysliwskie lotnictwa polskiego, Sigma Not, Warszawa, 1991.


Другие статьи по теме:

Аэродром Жодино. Противостояние польских и советских ВВС в мае-июле 1920 г на линии Березины. Часть 1 Дислокация сторон.

Аэродром Жодино. Противостояние польских и советских ВВС в мае-июле 1920 г на линии Березины. Часть 2. Затишье перед бурей. Действия жодинской авиационной группировки с октября 1919 г. по май 1920 г.

Аэродром Жодино. Противостояние польских и советских ВВС в мае-июле 1920 г на линии Березины. Часть 4. Самолёты.

Гибель богатыря. Крушение "Ильи Муромца" у станции Жодино
Tags: Авиация, Воздухоплавание, Жодино, Польско-советская_война
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Посмотрел последнего Бонда

    В своё время Крейга воспринял с большим скепсисом - слишком уж помятым он с самого начала был для Бонда. Но одновременно с ним пришли хорошие…

  • Загадка. Что это?

    В качестве "подсказки", скажу, несколько раз приближался к этому сооружению на расстояние менее 100 метров, но ни разу до съёмки этого кадра не…

  • Это была правильная идея

    Заманивать меня в магазин ножами. Акция Белмаркета полностью удалась в отношении меня - всё время ходил почти исключительно к ним. И обзавёлся двумя…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments