December 3rd, 2015

Форс мажор

Зритель, считающий, что спектакль прошёл гладко, даже не представляет насколько заблуждается. Иногда он даже замечает накладки в виде повисшей паузы или не к месту зазвонившего телефона. Но это только вершина айсберга. Реальный масштаб творящегося бардака могут оценить только участники представления. Потому, что именно им приходится изворачиваться и спасать ситуацию.

И хорошо, если случилась какая-нибудь мелочь – партнёр не ту фразу сказал или что-то не там где нужно лежит… Это парируется легко. Но случаются вещи и посерьёзнее.

Вот стоит себе инспектор Дэвенпорт за кулисами, с надкусанным банном в руке – готовый к выходу в следующем эпизоде. И наблюдает картину маслом: чета Перкинсов, слово за слово – пропускает подводку к его сцене и начинает играть следующую. Что ж, инспектор пожимает плечами и съедает ставший ненужным реквизит. А спустя пять минут обнаруживает, что текст у супругов кончился и для заполнения места они развернулись и таки выходит к тому разговору, который вызывает инспектора. А банана-то нет. Утилизирован за ненадобностью. Импровизируй.

И хорошо, что печеньки под рукой. Зачастую-то ничего похожего нет. Играется на репетициях эпизод с выносом аптечки с оговоркой, что с этим-то проблем нет – у каждого в машине лежит. А на премьере оказывается, что никто и не взял. И пока инспектор Слейтон бушует на сцене, за кулисами в панике ищут, что бы выдать за аптечку. В итоге ситуацию Слейтон и спасает, поросив на алкоголь для протирания ран.

Но самая критическая ситуации, на моей памяти, случилась, когда Санчо-Панса решил, что сегодня репетиция и опоздал к началу спектакля. На полчаса. На фестивале в другом городе. И ничего – спешно нацепили костюм на одного из Могильщиков. А Санчо, появившись, занял его место.

Кровушки такие ситуации пьют у актёров много. Но именно они же потом вспоминаются.