November 18th, 2016

Часть 2. 27-30 июня. Разведка обстановки.

По результатам боя 27.6.41 г. немцы докладывали о продвижении на 8 километров к востоку от Смолевич. Это как раз расстояние до станции Красное Знамя. Но, судя по всему, постоянно станцию не занимали, ограничиваясь дозорами. Это позволило попытаться спасти часть подвижного состава.

К сожалению, с нашей стороны никакой информации ни о том, по чьей инициативе, ни о том, кем предпринимались попытки эвакуации, не сохранилось. Существуют только отрывочные свидетельства противника.



Обстановка на 28.6.41

Немцы упоминают о поражении огнём прямой наводкой паровоза бронепоезда, старавшегося уйти с перегона Смолевичи-Плисса 28.6.41 г. Вряд ли речь может идти о БЕПО-МБВ-76 – свой паровоз хода не имел, повреждения тележки мотоброневагона затрудняли бы буксировку другим, да и стоял он дальше всех в длинной очереди составов. А вот о бронепоезде 58 полка – вполне возможно. Согласно объяснительной младшего лейтенанта Квашнина, БЕПО оставлен экипажем в исправном состоянии. Да и среди достижений в бою 27.6.41 г. 7 танковый полк вермахта называет уничтожение только одного советского бронепоезда. Возможно, БЕПО 58 удалось уцелеть и всё-таки выбраться в Жодино.


Меньше повезло эшелону 22-й подвижной железнодорожной автобронетанковой мастерской. Артиллеристы 7-й батареи 78 артполка заявили о том, что уничтожили два паровоза, пытавшихся эвакуировать его. И, похоже, не соврали. По крайней мере, 30 июня "ремонтный поезд, полностью укомплектованный современным оборудованием" всё ещё стоял на перегоне Плисса – Жодино, где его обнаружил немецкий дозор.

Есть вероятность того, что до Жодино добрались два других эшелона с эвакуируемым оборудованием. Но достоверных сведений об этом найти не удалось. И если сейчас многие аспекты обстановки, сложившейся в последних числах июня, остаются не известны, то что говорить о тех, для кого всё это происходило "в реальном времени".

Одним из них был командир 9 дивизии войск НКВД по охране железнодорожных сооружений и особо важных предприятий промышленности, полковник Истомин. С самого начала войны комдив утратил сообщение с двумя своими полками [1] и вынужден был сосредоточиться на управлении 84 полком, в расположении которого в Вильнюсе находился. К 25.6.41 полк отступил к Городку. При попытке добраться до командного пункта штаба фронта Истомин был ранен и вывезен в тыл. Пытаясь восстановить связь с полком, комдив приказал своему начштаба подполковнику Гладченко и заместителю по политической части полковому комиссару Ефимову с оперативной группой в составе 20 человек на 5-ти грузовых автомашинах с бензином, боеприпасами и продовольствием прорваться в район расположения полка. Группа отправилась из Борисова 27.6, но у Смолевич наткнулась на немецкий мотомеханизированный разъезд и ретировалась обратно. Стало ясно, что прорываться придётся с боем и грузовики для этого подходят мало.

Возможность представилась спустя два дня, когда в Борисов начали прибывать первые подразделения 1 мотострелковой Пролетарской дивизии и начальник гарнизона города, корпусной комиссар Сусайков решил организовать разведывательный рейд силами бронеэскадрона. Обстановка на этот момент представлялась, как действия отдельных танковых отрядов противника с охранением в виде отдельных дозоров силою от отделения до взвода.

Разведка выдвинулась в 10:00 29.6.41. Увы, результат получился ещё хуже. Обстрелянная из района Плисса, Заречье, Охрана стрелковым и пулемётным огнём, группа потеряла бронемашину и два грузовика ГАЗ-АА и вынуждена была к 14:00 возвратиться в Борисов. В стычке погибли – 1 средний командир, 2 младших командира и 22 рядовых.

По результатам был сделан вывод о том, что мелкие группы противника за три дня накопились в районе местечка Смолевичи и станции Красное Знамя и получили "поддержку в артиллерии и танках авиадесантом". Сусайков предлагал "провести боевую разведку и очистить от мелких частей противника шоссейную дорогу и жд магистраль Жодино, Смолевичи, Минск, так как есть основания что на этом направлении крупных частей противника нет."

Увы, дела обстояли куда хуже, чем он думал – 28.6.41 к Смолевичам с юго-запада подошли передовые части 18 танковой дивизии из 2 танковой группы Гудериана – Минский котёл захлопнулся, а у гарнизона Борисова осталось буквально пара дней на подготовку к штурму.

Вряд ли подполковнику Гладченко удалось бы найти 84 полк. К 29.6 подразделение находилось южнее железной дороги и на следующий день вышло к Могилёву [2]. Зато начштаба неожиданно обнаружил на станции Жодино брошенный бронепоезд 58 полка своей дивизии, а так же много ценного оборудования и "неизвестный бронепоезд, оставленный личным составом".

Правда, тут возникает вопрос, находилось ли всё это "на станции" Жодино или замечено на перегоне Жодино - Смолевичи.


[1] 58 и 60 полки дивизии базировались, соответственно, в Белостоке и Бресте.
[2] командир полка майор Пияшев вывел к Могилёву 698 человек личного состава, в том числе 50 курсантов.


Сводная запись темы Бронепоезда июня 41-го (оглавление)