francis_maks (francis_maks) wrote,
francis_maks
francis_maks

Categories:

Могилёвский замок

Герб Могилёва не зря изображает рыцаря в крепостных воротах. Он символизирует надёжную защиту от неприятеля. И хотя три серебряные башни в средневековой геральдике скорее символ триединства Бога, чем изображение укрепления, в данном случае история города позволяет трактовать его буквально.



Крепость здесь возникла в вскоре после потери Речью Посполитой Смоленска (1514 г.). Согласно сведениям Баркулабовской летописи: - «Лета 1526 большой замок зароблен и принято много горы Могилы, на которой теперь замок Могилёв стоит». Тут, кстати, можно было бы и закопать легенды о происхождении названия от "Могилы Льва" или "Могия" (Могучего Льва). Просто "Могила". Впрочем, раньше это слово могло обозначать и банальный холм, возвышенность, небольшую гору. Гора "Гора". Хотя бескурганный могильник XII века на этом месте существовал.




Фактически "гора" Могила была мысом высокого правого берега Днепра в месте впадения в последний речки Дубровенка. Так что начинался Могилёвский замок, как мысовое укрепление, прикрытое водой с трёх сторон. Чтобы защита стала круговой, основание мыса перекопали, устроив ров.

В XVI веке замок имел деревянные укрепления срубного типа. Внутренние стены рубились в одно бревно, а обращённые в поле – в 2, а то и три бревна. Брёвна клались в "обол", то есть без выступающих концов. Снаружи стена обильно обмазывалась глиной. Что предотвращало возможность взобраться по ней. Обмазка могла служить и для дезинформации противника – издалека укрепление выглядело каменным.

На счёт конфигурации крепости есть некоторые разночтения. Взгляните на реконструкцию И.И. Филлиповича из краеведческого музея



И на фрагмент макета, находящегося в ратуше.



В сети встречаются так же изображения вот такого макета, происхождение и местонахождение которого мне неизвестно.



Текстовые источники сходятся в том, что замок имел семь башен высотой от 3 до 5 ярусов, соединённых трёхярусными стенами-городнями.

Проездных башен было две. Посредством ворот в "Горной" башне и моста, перекинутого через ров, замок сообщался с возникшим рядом городом. Башня имела пять ярусов. По крайней мере нижний из них был прямоугольным в плане. Один из пролётов моста выполнен подъёмным.

Именно конструкция и расположения воротной башни вызывают большие вопросы к макету №2. Не говоря уже о пропорциях.

Вторые ворота были обращены в сторону Днепра. В реконструкции Филлиповича это отдельная небольшая "брама" рядом с пятиярусной башней (но тогда общее число башен достигает 8). На макете из ратуши оба эти сооружения объединены в одну "Дольную" башню. Рядом размещался вход в "тайник" – подземный ход к реке.

Внутри замка наблюдаем каменную церковь. А деревянное сооружение на каменном основании – это цейхгауз. Тюремные помещения располагались в "Горной" башне.

Разночтения между реконструкцией и макетом могут объясняться отображением различных периодов существования крепости (макет явно показывает более позднюю картину). Тем более, что деревянные укрепления неоднократно уничтожались огнём.

Так замок спалили казаки 13 декабря 1595 г. (восстановлен не позднее 1604 г.). Горел он в 1633 (к 1635 г. восстановлены 2 башни и стена в виде двухрядного частокола).
Вновь укрепления сильно пострадали во время трёхмесячной польской осады 1655 г. Это эпизод той самой войны 1654-1667 г.г. в результате которой произошёл раскол Малороссии на Левобережную (отошедшую к России) и Правобережную (оставшуюся за Речью Посполитой). После успешной для русских компании 1654 г., (когда были взяты или сдались без боя Дорогобуж, Невель, Полоцк, Рославль, Мстиславль, Дисна, Орша, Глубокое, Чечерск, Пропойск, Гомель, Витебск, Смоленск и Могилёв) армия Великого гетмана Литовского Януша Радзивилла и польного гетмана литовского Винцента Гонсевского предприняла контрнаступление и 2 (12) февраля 1655 года осадила Могилёв.

Прибывший в город осенью 1654 г. воевода Иван Алферьев описывал укрепления следующим образом: - "вал болшой с трех сторон, и тот худ, через вал ходят люди; а с четвертой... стороны река Днепр, и по реке... Днепру, валу и острогу никакой крепости нет".

Тут он несколько прибеднялся, упоминая только внешний периметр обороны. В отписке по поводу штурма, состоявшегося 21 февраля 1655 г. голова одного из стрелецких полков Авраам Лопухин упоминает, что "с бою сели в осаде в меньшом земляном валу и в остроге". "Острогом" он и называет деревянный замок, именуемый к тому времени в Могилёве "Верхним" городом. "Меньшой земляной вал" опоясывал "Старый" город. По валу шли деревянные укрепления, кое-где уже замененные на кирпичные. В кирпиче так же были возведены 4 башни. Но время "кремлей" уже ушло - в "меньшом земляном валу" уже видны черты бастионной крепости. "Вал болшой с трех сторон" прикрывал предместья. На макет не попал.
Другое дело, каково было состояние всех этих сооружений. Алферьев развил бурную деятельность по приведению укреплений в боеспособное состояние, мобилизовав на работы местное население. Вероятно он же укрепил "четвёртую сторону" - заднепровские предместья.



К началу осады гарнизон состоял из 1105 солдат. Кроме того, 3 (13) февраля в крепость пробился полк Германа Фанштадена (1400 солдат). Около 4000 человек числилось в полку местного шляхтича Константина Поклонского. Однако во время первого штурма сам Поклонский и ещё около 400 человек переметнулись на сторону противника.

Численность польско-литовской армии обычно называют в 30 тыс., однако, это число – "с обозами". "Боевого люду" – порядка 20 тыс. Кроме того, к первому штурму (6 (16) февраля 1655 г.) не успела подойти значительная часть польской пехоты.

Не смотря на это и неудачу измены (большая часть полка не пошла за Поклонским) штурму сопутствовал успех, хоть и частичный. Атаковав заднепровские предместья Лупулов и Заречье, польско-литовская армия после кровопролитного боя овладела ими. При этом правым флангом командовал брат Януша Радзивилла – Богуслав. Жодино он к тому времени уже основал, так что имел полное право рисковать своей головой. Правда, отделался потерей коня. Дивизия левого крыла под командованием подскарбия Винцента Гонсевского взяв Заречное предместье совершила бросок через Днепр и ворвалась кавалерией в "Старый" город. Но без поддержки пехоты, а особенно "огненного боя" гусары и казаки оказались в весьма тяжёлом положении и вынуждены были, пройдя город насквозь, выскочить с другой стороны. К вечеру гарнизон укрылся в "Верхнем" и "Старом" городе, оставив предместья на обоих берегах Днепра.



А вот тут осадная машина забуксовала. Пять (!) штурмов, предпринятых в период с 18 февраля по 1 мая, окончились безрезультатно. Не помогли ни подкопы, ни мины, ни обстрелы "огнянками и нарядными ядрами".

Тут нужно иметь ввиду, что значительная часть польско-литовской армии в этих штурмах участия не принимала, будучи задействована на отражении "деблокирующего удара" войск князя Ромадановского под Шкловом. В апреле на соединение с последним подошли части гетмана Войска Запорожского Ивана Золоторенко и Радзивилл предпочёл снять осаду и отступить за Березину. Спалив уходя "в большом валу дворы" и уведя значительную часть населения.

Следующий раз Могилёв горел в 1664 г. при отступлении польского короля Яна Казимира после поражения под Мглином. Кстати, именно Ян Казимир даровал городу нынешний герб 9 июня 1661 г. Но и старый герб, утверждённый Стефаном Баторием в 1577 г., был "фортификационным". Он изображал "вежу мурованную высоко возведённую".

Последний раз замок горел в сентябре 1708 г. во время отступления армии Петра I. После Северной войны укрепления восстановлены и на этот раз благополучно просуществовали до конца XVIII века.
Tags: Бастион, ВКЛ, Замок, Могилёв, Польско-русская_война_1654-1667, Речь Посполитая, Россия, Северная война, Фортификация
Subscribe

Posts from This Journal “Могилёв” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments