francis_maks (francis_maks) wrote,
francis_maks
francis_maks

Categories:

Пещерный город Чуфут-Кале

Эта запись является копией статьи, опубликованной на Смородине. Так что за фотографиями туда.

"Пещерный город Чуфут-кале" – как много можно вместить в несколько слов неточностей и недоговорок. Начать с того, что он не "пещерный". Многочисленные сохранившиеся искусственные полости служили для различных хозяйственных нужд, но в качестве жилья почти не использовались. Большая же часть населения селилась в одно-, двухэтажных каменных домах.

Чуфут-Кале. Ситуационный план



Да и о "еврейской крепости" (а именно так переводится название с крымскотатарского) следует говорить с большими оговорками. С одной стороны нет полной ясности в вопросе о происхождении караимов. С другой – три последних века не отменяют долгой "докараимской" истории.


Вероятно, первыми на узкую возвышенность с отвесными краями, оканчивающуюся мысом Бурунчак, обратили внимание аланы в VI в. Первоначально как на труднодоступное естественное укрытие в случае военной опасности. Но практически неприступное с трех сторон, плато оставалось уязвимым с юго-востока — по перемычке, соединяющей его с соседней горой. И, выбрав место поуже, аланы перегородили его стеной (1).

Чуфут-Кале. План города



В конструкции явно прослеживается византийское влияние, если не рука греческих специалистов. Наружный и внутренний панцири сложены из отесанных прямоугольных блоков известняка. Нижние три ряда составляют крупные камни 1 х 0,7 м. Выше стена собрана из камней поменьше – 0,65 х 0,3 и 0,55 х 0,4 м. Судя по различию кладки, верхние ряды уложены гораздо позже. Промежуток между панцирями заполнен бутовым камнем и известковым раствором. Толщина сооружения достигала 2,5 м, высота (без учета разрушенного парапета) – 5 м. Проникнуть за стену позволяли арочные ворота с дубовыми створками, позднее получившие название Орта-капу (Средние ворота) (2).

По левую сторону от ворот линия обороны делала зигзаг (эпикампий), обеспечивая фланговый обстрел подступов и предполья правого крыла укрепления. Тут стоит вспомнить об особенностях средневековых доспехов — щит в левой руке оставлял открытым для поражения правый бок, куда и могли разить нападавших защитники крепости. Таким образом, выступающий участок стены выполнял функции башни. Правая оконечность стены представляет собой прямоугольную башню, усиленную контрфорсом, гораздо боле позднюю и, скорее всего, декоративную. Впереди стены в скале высечен ров шириной до 4 м и глубиной в 2 м. На северном фланге он дополнялся еще двумя короткими рвами. Здесь же находилась калитка (3), позволявшая устраивать неожиданные вылазки.

Стена южнее ворот имеет значительный участок, отличающийся качеством кладки и цветом камня. Возможно, это результат нападения ногайского войска. А может стену разобрали на камень для жилого строительства, когда она потеряло военное значение и восстановили уже гораздо позже, как туристическую приманку.

Под защитой укреплений постепенно выросло постоянное поселение, название которого достоверно не известно. Ряд исследователей отождествляет его с городом Фуллы, но доказательства при этом приводятся исключительно умозрительные. В летописи Рукнеддина Бейбарса крепость упоминается среди городов, подвергшихся нападению орды эмира Ногая в 1299 г под именем «Кырк-ор». Другие авторы писали его несколько иначе: «Керкер», «Кэрк-эр», «Киркир». Традиционный перевод с турецкого языка «Кырк-ор» - «сорок мест» или «сорок замков», что довольно странно. А вот при переводе с иранского получиться уже «крепость для защиты тыла». Если же поискать в названии греческие корни, то можно обнаружить «огражденное место». Османский путешественник Эвлия Челеби, посетивший Крым в 1666-1667 гг., утверждал, что изначальное имя города – «Гевхер-керман» (Крепость драгоценностей).


Обстоятельства взятия города татарами до нас не дошли. Произошло это между 1334 и 1363 гг. Имеется рассказ турецкого историка Сеид Мухаммед Риза о трехдневном «концерте» ударных инструментов, устроенном татарским войском по наущению эмира Яшлау, измотавшего защитников крепости. Но правдоподобно в нем только то, что в дальнейшем Кырк-ор стал центром бейлика Яшлау.

Позиции татар в Крыму крепли, а некогда могучая Золотая Орда трещала под ударами междоусобиц. И Хаджи-Девлет-Гирай, воспользовавшись помощью великого князя Литовского Казимира и крымских беев, разгромил армию последнего ордынского хана Шейх-Ахмеда и провозгласил собственное независимое ханство («Перекопское царство», как оно названо в русских летописях). Однако, обстановка в Крыму оставалась неспокойной - продолжалась война с генуэзскими колониями и их союзниками. В связи с этим новоиспеченный хан озаботился безопасностью своей ставки и в 1449 г. перенес ее в Кырк-Ор. Город получил толчок к росту и развитию.

Широко развернулось строительство. В частности, в 1437 г., возвели мавзолей (тюрбэ)(4) для дочери хана Тохтамыша Джанике-ханым. Восьмигранное в плане здание неплохо сохранилось до сих пор, но само захоронение давно разграблено. А вот от мечети (5), реконструированной в это же время, остались одни руины. Вероятно, существовали духовное училище медресе и ханский дворец. Монетный двор (6) чеканил монету с указанием названия города. Массово возводились жилые дома.

Рост населения потребовал увеличения территории. Татары принудительно переселили в Кырк-Ор большое количество караимов, при этом в сам город их селиться не допускали. В итоге, к востоку от оборонительной стены вырос большой посад. Отсутствие защиты которого не могло не волновать жителей. Конечно, в случае угрозы они имели возможность укрыться в крепости, но многочисленный скарб и богатые усадьбы пришлось бы бросить на произвол судьбы. К тому же, существование построек перед стеной резко снижало ее боевую ценность, и она сама уже не соответствовала современному уровню вооружения.

Стену усилили, насыпав с тыльной стороны отлогую насыпь из необработанного камня, покрытую сверху слоем глины и плитами из сланца. Общая толщина укрепления при этом достигла 10 м, но это не решало проблемы построек вблизи укрепления.

Поэтому впереди посада выстроили новое укрепление – Восточную стену (7). Есть предположение, что ее возвели караимы за свой счет. Новая линия обороны длиной 128 м построена с гораздо меньшей искусностью, зато с учетом применения огнестрельного оружия. В бруствере выполнены амбразуры для стрельбы из ружей. А возле ворот – проем для стрельбы из пушки (ныне заложен). Ворота Биюк-капу (Большие) (8) сооружены в виде прямоугольной башни 5х5,6 м высотой до 9,3 м., отодвинутой в тыл по отношению к куртинам. Вторая прямоугольная башня (9), наоборот, выдвинута вперед и обеспечивает фланкирующий обстрел средней и северной частей линии обороны. На ее боевой площадке размещалась пушка. Это сооружение является действительно ценным фортификационным объектом. Чего не скажешь о третьей башне (10) — вернее, о закругленном изгибе южного края стены ее имитирующем.

Перед стеной устроили два рва (11), по внешнему проходила проезжая дорога в долину Ашлама-дере. Другая проезжая дорога шла к караимскому кладбищу в Иосфатовой долине и далее к Хан-Сараю.

Таким образом, в Кырк-Оре возникло два города: «Старый», населенный татарами, христианами и армянами, и «Новый» - полностью караимский. Со строительством Восточной стены старую стену начали именовать «Средней». Она полностью утратила оборонительное значение и обросла жилыми пристройками.

С западной стороны город прикрывала еще одна стена (12). Гораздо более примитивная – низкая, сложенная насухо из камней разнообразной формы. Все объясняется специфичностью противника, угрожавшего спокойствию граждан со стороны мыса Бурунчак — это стада домашнего скота, пасшиеся на плато.

Городские сооружения возникали и за пределами стен. На плато строили загоны для скота и разводили огороды. Перед Восточной стеной расположился водосборный бассейн (20), а несколько западнее – мельница (21).

Укрепления возводились и на других направлениях. Края плато имели ряд провалов, угрожающих проникновением противника. Для предотвращения этой угрозы ряд из них перегородили стенами из бутового камня, известными как Кичик-исар и Биюк-исар (Малая и большая стена), Дут-исар и Пенджере-исар (Стена с окном) (13)

А вот расселину на краю города не только не заперли, но наоборот - обустроили здесь подъем и проложили к нему дорогу из долины. Правда, в силу крутизны и извилистости, она была доступна лишь пешеходам и вьючным животным. Повозки-арбы по прежнему вынуждены были передвигаться по дальней круговой дороге через восточную оконечность плато.

Для защиты нового пути возвели изящный оборонительный комплекс. Там, где дорога, преодолев относительно пологий склон, подходит к отвесной скале и делает последний крутой разворот, построили малые ворота Кичик-капу (14). Они так же называются «южными» или «тайными», так как до самого последнего момента скрыты от взора путника. На краю скалы, нависающей над дорогой, соорудили стену, бойницы которой снова же давали прекрасный фланговый обстрел. Такая же стена с бойницами имелась и по правую сторону от ворот. Более того, она продолжалась за воротами. Оставляя только узкий простреливаемый проход.

Многочисленные пещеры, расположенные вокруг Кичик-капу, — это остатки христианского монастыря (15), вытесненного татарами, и оборонительного значения не имеют. Кстати, вполне вероятно, что покинувшие Кырк-Ор монахи основали расположенный на противоположном склоне долины Успенский монастырь. Верхние пещеры «приватизировала» городская беднота. Люди же с достатком селились в каменных домах и тоже рыли пещеры, но уже с чисто хозяйственными целями.

Новые ворота открывали короткий путь в обильным родникам в долине, что весьма немаловажно. Отсутствие источников воды являлось основной проблемой всех горных крепостей. Одним из способов ее решение служило строительство водопроводов. В Кырк-ор таковой имелся, но предназначался для удаления излишков дождевой и талой воды. Дождь также бережно собирался с помощью системы желобов в цистерны и бассейны, но это не решало вопроса.

На случай осады требовался автономный источник, не зависящий от капризов погоды. Но пробивать колодец сквозь многометровую толщу скалы в надежде наткнуться на грунтовые воды – идея малоперспективная. Существовал более надежный способ. В основании обрыва нашли грот с существующим источником, соорудили колодец и бассейн для сбора конденсационной влаги. И уже к гроту пробили вертикальный тоннель с поверхности плато, через который с помощью веревки и бадьи воду поднимали наверх. Это и дало название колодцу – "Копка-кую" (ведро-колодец) (16). Вход в пещеру со стороны долины замуровали, оставив лазейку для тайного выхода из города.

Еще один колодец Тик-кую (прямой колодец)(17) находился возле Пенджере-исар. Воду из него приходилось носить по тайным наклонным тоннелям к поверхности плато и малым воротам.

А вот еще об одном "колодце" известно точно. Правда, он имел совсем иное предназначение. Двухъярусный каземат, сообщение с нижним этажом которого было возможно только через отверстие в потолке, служил тюрьмой (18).

В начале XVI в. Крымское ханство в союзе с Портой окрепло настолько, что скорее само представляло угрозу для соседей, чем могло ждать нападения на себя. Нужда прятаться на скале исчезла. И ханская ставка переезжает в Салачик, а потом и в Бахчисарай. За двором потянулись все, кроме караимов, которых в новую столицу на постоянное жительство не пустили, разрешив только заниматься торговлей и ремеслами. К середине XVII в. они оказались единоличными хозяевами города. В 1608 г. впервые крепость упоминается, как «Кале», а вскоре приобретает и современное название. Город процветал. Здесь имелась даже собственная, первая в Крыму, типография. До сих пор сохранились два молитвенных дома (кенасы) (19)

Началом конца для него стало включение Тавриды в состав Российской империи в 1783 г. Парадоксально, но причиной этого послужило благожелательное отношение новых властей к караимам. Помимо прочего им позволили селиться в Бахчисарае и приморских городах. И это привело к исходу из «Еврейской крепости». Уезжали буквально вместе с домами – разобрав их по камушку. Если к XIX в. здесь было две сотни жилых домов и 1200 жителей, то веком спустя для опустевшего города пришлось приглашать специального смотрителя. В середине XX века плато покинули последние обитатели.

А город остался… Удивительный памятник способности человека обустроить свою жизнь даже на голой скале.

PS Понимаю, что не помешали бы фотографии. Потому предлагаю посмотреть пост romanovz с большим количество снимков Чуфут-Кале.
Tags: Остров_Крым, Фортификация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments