francis_maks (francis_maks) wrote,
francis_maks
francis_maks

Categories:

Укрепления Мангупа. Феодоро

Эта запись является второй частью статьи, опубликованной на Смородине. Так что за фотографиями туда.

Всего таких записей три. Они посвящены разным периодам строительства крепости: Дорос (V-VI в.в.), Феодоро (XIV-XV в.в.), Мангуп-Кале (XV-XVI в.в.) (Обращаю внимание - в статье на "Смородине" при загрузке перепутали порядок следования)

Поскольку статья сфокусирована на фортификации, рекомендую к параллельному прочтению материала по истории плато Мангуп от М. Жирковой.


Феодоро Схема оборонительных сооружений XIV-XV в.в.



Литерой "А" и римскими цифрами показаны условные номера укреплений внешней линии обороны. Литерой "В" обозначена внутренняя линия обороны, С – цитадель, D – дворец князя Алексея, K – боевые казематы.
Арабскими цифрами и литерами "А"и "В" обозначены условные номера башен, литерой "K" – боевых казематов


Падение Константинополя под ударами крестоносцев, как ни странно, стало началом возрождения крепости на Баба-Даге. Потеря централизованного управления провинциями империи привела к появлению ряда новых государств. Возникло такое и в Таврике. Новоиспеченная династия Гаврасов нуждалась в защищенной резиденции, и укрепленное плато оказалось как нельзя кстати. Его заново окрестили в честь покровителя княжеского рода — Святого Феодора.

Однако старые стены местами обветшали, требовали ремонта и усиления. Последнее обеспечивалось устройством с тыльной стороны каменной подсыпки. Это сделало куртины более устойчивыми к ударам и облегчило гарнизону подъем к боевым площадкам. Высоту стен местами увеличили надстройкой из бутовой кладки.

Указанные доработки не затрагивали базовых идей организации обороны контуров плато, заложенных первоначальными строителями крепости. Но инженерная наука не стояла на месте. В XIV в. организация флангового обстрела возлагалась уже не на излом стен, а на выдвинутые вперед башни. За счет такого сооружения попытались усилить укрепление A.XIV прикрывавшей устье балки Гамам-дере.

Переделка потребовалась в связи с устройством здесь вылазной калитки. Впрочем, "калитки", как таковой, не было. Восточную куртину позиции разобрали и отстроили заново на несколько метров ниже и под большим углом по отношению к центральной. При этом старая стена не смыкалась с новой, а заходила ей в тыл. В проеме между куртинами получался воротный проезд, в фортификационной терминологии именуемый клавикуллой. Оборона подобных сооружений требует эффективного флангового огня. Чтобы повысить его интенсивность к восточной куртине пристроили прямоугольную в плане (3,35 х 3,35 м) башню A.4.

Разительно отличие перестроенной стены от раннесредневековой части позиции. Основанием для нее служит не вырубленная в скале "постель", а неглубокая траншея, засыпанная булыжником без вяжущего раствора. Кладка трехслойная двухлицевая осуществлялась частично из вторично использованных старых квадров, частично из грубо обработанного камня. Толщина достигала 3,5 м — самое большое значение в крепости. Башня выглядела гораздо скромнее — стены в 0,6 м целиком сооружались из колотого камня и только углы выкладывались тесаными штучными блоками.

Соседняя позиция A.XV получила сразу две дополнительных башни (A.5, A.7), размещенных по бокам от уже существующей А.6.

А вот самая протяженная позиция A.X, перекрывающая балку Табана-дере, башнями не обзавелась. Усиление обороны на этом направлении осуществлялось не путем модернизации старых укреплений, а за счет возведения ретраншемента — оборонительной ограды призванной затруднить прорвавшемуся противнику наступление внутрь крепости

Вторая линия обороны примыкала к правому флангу укрепления A.XV и пересекала плато в направлении на юго-запад до обрыва. Ни о каком тенальном начертании и речи не шло – 620 м практически прямой стены (за исключением места пересечения истока балки Табана-дере). Зато целых девять башен, 2/3 из которых сконцентрированы на северо-восточном фланге, где угроза прорыва имелась как со стороны балки Табана-дере (через укрепление A.X), так и из Гамам-дере (через A.XIV).

Куртины здесь имели внушительную высоту 8 м, но толщина их не достигает метра. Они не прикрыты ни рвом, ни передовой стеной — протейхизмой, то есть уязвимы к действию таранов и осадных орудий. Не способствовала устойчивости и иррегулярная бутовая кладка из ломаного известняка. К тому же потребовалось введение в конструкцию жестких поясов из продольных и поперечных деревянных балок, разделивших кладку наярусы. На выступающие балки верхнего пояса опирался деревянный помост для гарнизона. Стрельба велась поверх бруствера, не имевшего зубчатого венчания.

Построены стены на фундаменте глубиной 1 м и шириной 1,5 м. Но в мягкой почве этогооказалось недостаточно и сейчас сооружения имеют заметный уклон в сторону балки.

Башни, ненамного превышали по высоте прилегающие куртины, но сооружались с большей тщательностью. Все они имели прямоугольную в плане форму, всего один ярус и открытую горжу (то есть были трехстенными). Скорее всего, подобную конструкцию строители Феодоро позаимствовали у основных противников — генуэзцев. Помимо дешевизны она обладала еще рядом достоинств — не давала противнику использовать захваченную башню в качестве опорного пункта, зато позволяла зрительно контролировать ситуацию в башнях из командного пункта в тылу.

В этом качестве выступал дворец князя Алексея I (1402 – 1434 гг.). С верхней открытой площадки его донжона просматривались все башни внутренней линии обороны (за исключением B.6, загороженной зданием базилики) и три башни укрепления A.XV. В отличие от них, донжон имел целых три яруса и четыре полноценных стены. Проникнуть внутрь можно было лишь с открытой галереи соединявшей основное здание дворца со вторым ярусом башни. Также комплекс включал ряд вспомогательных одноэтажных строений. Кроме оборонительных и наблюдательных функций он играл роль резиденции и склада продовольствия. Возведено сооружение в 1425 г., завершив, вероятно, строительство внутренней линии обороны.

Принцип эшелонирования обороны средневековых крепостей предполагал последовательную защиту внешних стен, ретраншемента, цитадели. Последним рубежом должен был быть донжон замка. Однако при строительстве дворца князя Алексея интересы самозащиты принесли в жертву соображениям удобства управления. Дворец возводился как командный пункт, и на роль последнего оплота не годился.

Северо-восточный мыс Тешкли-бурун предоставлял гораздо более выгодную позицию. Закрытием узкого (102 м) перешейка прикрывалось боле гектара территории. Фактически это то самое минимальное укрепление, с которого обычно начинается мысовая крепость. Только на Баба-Даге процесс шел в обратном направлении, и цитадель здесь возникла гораздо позже внешних городских стен.

Укрепления цитадели включали две куртины (длиной 53 и 30 м) и трехъярусную башню, способную на равных поспорить с донжоном дворца. Возможно, она также использовалась, как княжеская резиденция, в пользу чего говорит богатая декоративная отделка внутреннего фасада. В толще стен выполнялись арочные ниши, перекрытые кладкой, в которой проделывались бойницы. В юго-восточной стене на втором ярусе проделан проем для выхода на боевую площадку левофланговой куртины. На правую куртину подъем осуществлялся по лестнице, расположенной у заднего фасада башни, через площадку над воротами.

Толщина напольных стен достигала 2,8 м. Кладка трехслойная, лицевой панцирь выкладывался из известняковых блоков, установленных на узкую длинную грань. Скорее всего, материал добывался разборкой более ранних сооружений, как оборонительных, так и жилых и культовых. Эта практика имела место при строительстве объектов крепости на всех этапах ее существования. Помимо разборки на стройматериалы разрушались старые сооружения и с целью расчистки предполья.

Важным достоинством цитадели являлось то, что ее защита не превращалась в бесцельное сидение в осаде — гарнизон продолжал контролировать единственную проезжую дорогу в крепость, огибающую мыс, и городские ворота. К последним пристроили предвратное укрепление — барбакан, оставлявший для проезда лишь узкий коридор.

Вероятно в это же время укрепление A.XVII южного фронта оборудовали вылазной калиткой. Другая появилась восточнее башни A.7 позиции A.XV. А вот клавикуллу в соседней A.XVI заложили камнем.

В 1475 г. система укреплений Феодоро подверглась экзамену на прочность. В июле под стены крепости пришла сорокатысячная армия под командованием Кедук-Ахмет-паши. Турки привезли с собой невиданное доселе в Крыму оружие — артиллерию. Парк орудий включал пушки калибром 8, 9, 11, 14, 15, 26, 35 и даже 40 см. Гранитные 40-см. ядра весили ни много, ни мало — 86 кг.

С позиции в ущелье Гамам-Дере на западном склоне Елли-Бурун турецкие канониры повели обстрел укреплений A.XIV и A.XV на пределе эффективной дальности стрельбы (180 м). Темп стрельбы не превышал десяти выстрелов на орудие в сутки, а численность ограничивалась единицами, но длительность осады (а она продолжалась до декабря 1475 г.) позволила полностью разрушить башню А.4 и большую часть восточной куртины. Но этого оказалось недостаточно для взятия крепости. Гарнизон даже успел построить невысокую стену на месте разрушенной. Предприняв пять неудачных штурмов Кедук-Ахмет-паша пошел на хитрость. Предприняв ложное отступление, он атаковал из засады вышедших из крепости феодоритов, опрокинул их и на плечах отступающих ворвался в город.

Усилия, потраченные на возведение внутренней линии обороны, пропали втуне — никаких следов боевых действий, предпринятых против нее, не обнаружено. Атакующие взяли рубеж сходу. А вот дворец князя Алексея сражался и погиб в огне. Билась до конца и цитадель. Туркам даже пришлось подтянуть сюда 26-см пушку, ранее использовавшуюся в Гамам-Дере.

Практически все население поверженного города вырезали. Гробницы буквально завалили телами. В качестве могил использовались даже винодавильни. Княжескую семью вывезли в Стамбул, где мужчин (кроме самого младшего) умертвили, а женщин отдали в гарем.

Крепостные стены и мужество гарнизона отсрочили эти события на полгода. Идеи и сооружения заложенные в V веке оказались эффективны против наиболее боеспособной армии века XV, превратив осаду Феодоро в труднейшее предприятие турецкой армии в Юго-Восточной Европе.
Tags: Крым, Мангуп-Кале, Остров_Крым, Фортификация
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Укрепления Мангупа. Мангуп-Кале

    Эта запись является заключительной частью статьи, опубликованной на Смородине. Так что за фотографиями туда. Всего таких записей три. Они…

  • Укрепления Мангупа. Дорос

    Эта запись является первой частью статьи, опубликованной на Смородине. Так что за фотографиями туда. Всего будет три записи, посвящённые разным…

  • Севастополь. Береговая батарея №21

    Эта запись является доработанным вариантом статьи, опубликованной на Смородине. Так что за фотографиями туда. Здесь же добавлены новые схемы.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments