francis_maks (francis_maks) wrote,
francis_maks
francis_maks

Categories:

Вернуть из забвения

Исследовательская работа Анискевич В.Э., Боровской К.Р. [1], учениц Государственного учреждения образования «Жодинская женская гимназия», Жодино, опубликованная в сборнике V международной научно-практической конференции (Минск, 2014). [Дополнена моими примечаниями]



На маленькой станции Пролетарская Победа в Борисовском районе Минской области стоит скромный памятный знак, на мемориальной плите которого написано: «Здесь в конце июня 1941 года в неравном бою с фашистами был разбит советский бронепоезд, где погибли машинист и другие товарищи. Вечная Слава Героям!» Однако кто погиб, сколько человек, где они похоронены - не указано. Кто установил памятник также неизвестно. В Борисовском райисполкоме об этом также ничего не известно.


Удалось установить, что бой под Борисовом в 1941 году вел 47-й бронепоезд 12-го отдельного дивизиона бронепоездов Красной Армии.

Цель данной работы:

1) установление имен бойцов 47-го бронепоезда, погибших во время боя в июне 1941 года на станции Пролетарская Победа с целью их увековечения;

2) установление автора памятника на станции Пролетарская Победа.

Методы исследования: работа с архивными документами в сети Интернет, интервьюирование, анализ, синтез.

12-й отдельный бронедивизион был сформирован 23-27 июня 1941 года в городе Брянске под командованием майора C.В. Дерюгина. В его состав входили легкие бронепоезда №47 (командир младший лейтенант Белов П.И.) и №48 «Брянский рабочий» (командир старший лейтенант Мещерский М.Н.), а также тяжелый бронепоезд №49 «Имени Профинтерна» (командир лейтенант Крохин А.Н.). Личный состав дивизиона состоял из 24 кадровых военных и 478 человек, прибывших из запаса, в основном с завода «Красный Профинтерн» (г. Бежица), брянской железной дороги и колхозов Орловской области {2; 3,73}.



БЕПО №47 12 отдельного дивизиона бронепоездов

Наскоро укомплектованный, 12-й ОДБП был брошен на помощь Западному фронту [2]. 29 июня 1941 года он прибыл в Смоленск. Отсюда БЕПО 47 и БЕПО 48 направились в Борисов, а БЕПО 49 остался в Смоленске для защиты города. Прибыв 30 июня в Борисов, дивизион получил задачу «содействовать танковому батальону по разгрому танков противника в районе станций Жодино-Смолевичи». В 15 час. 20 минут оба легких бронепоезда направились в сторону Минска для выполнения боевого задания {3, 73}[3]

В это время по автомагистрали Минск-Москва в сторону Борисова двигались немецкие танки – 18-я танковая дивизия из группы Гудериана. Подойдя к жодинскому переезду (не доезжая метров 500 до станции Жодино), 47-й БЕПО открыл огонь по движущейся колонне из 20 танков [4]. Фашисты открыли ответный огонь. Идти вперед бронепоезд не мог – железнодорожное полотно было повреждено во время бомбардировки немецкими самолетами, и он стал отходить назад.

На станции Пролетарская Победа [5] бронепоезд был встречен огнем 30 немецких танков и самоходных установок [6]. Сверху железную дорогу бомбили немецкие самолеты. 48-й БЕПО шел сзади, но в 6-8 километрах от станции Борисов он был обстрелян артиллерией противника, получил повреждения и вернулся в Борисов. БЕПО №47 вступил в неравный бой. Первым же выстрелом немецкой самоходной установки пробило котел на бронепаровозе, команду машинистов обварило кипятком. Поезд остановился. Находившийся на бронепоезде командир дивизиона майор Дерюгин приказал открыть орудийный и пулеметный огонь. Противник обстреливал бронепоезд с трех сторон, появились первые убитые. В одном из отсеков бронеплощадки начали рваться снаряды. Командир Дерюгин отдал приказ отходить.

Что было дальше, известно по воспоминаниям местных жителей Сергея Николаевича Будько, Сергея Петровича Граковича, Владимира Петровича Залеского и Егора Михайловича Будько, которым в 1941 году было по 9-16 лет.

Согласно их воспоминаниям, при отходе красноармейцы принесли в деревню Пересады обваренного машиниста, которого положили в клубе. Около двух недель боролись народные лекари за его жизнь, смазывали ожоги мазями, но спасти машиниста не удалось. Его похоронили на кладбище в безымянной могиле. Остальные бойцы ушли на восток.

Фашисты, захватив Борисов, согнали железнодорожников, приказали очистить бронепоезд от трупов. Семь человек были аккуратно положены в рядок возле путей. Некоторые раненые красноармейцы были еще живы, но никто не оказал им помощи, и они умерли. Их похоронили там же возле железнодорожного полотна.

И еще одного погибшего похоронили отдельно возле переезда. Он, весь обгоревший, вывалился, когда открыли дверцу бронепоезда. У него на груди был командирский свисток и железнодорожники решили, что это командир экипажа.

В 1956 году всех захороненных возле железной дороги бойцов команды бронепоезда перезахоронили в братской могиле на кладбище деревни Пересады, однако документов об этом не сохранилось.



Так стало известно, что во время боя на станции Пролетарская Победа, который произошел 30 июня 1941 года около 17 часов [3], экипаж 47-го бронепоезда понес безвозвратные потери 9 человек, восемь из которых ныне покоятся в братской могиле, и один – в отдельной могиле на кладбище деревни Пересады. Однако на обелиске братской могилы начертаны лишь имена танкистов, погибших в 1944 году. Имена бойцов бронепоезда не только не известны, но даже не указано, что они здесь похоронены. Одиночную безымянную могилу машиниста найти и вовсе не удалось: она давно заросла травой и канула в забвение.


По документам Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации большая часть экипажа 47-го БЕПО – 61 человек – числятся пропавшими без вести 2 июля 1941 года во время боя в районе города Борисова {5, лл.60-68}. Однако при проверке всех фамилий по базам ОБД удалось установить, что значительная часть бойцов добралась до своих, кто-то присоединился к другим частям и продолжил борьбу, кто-то попал в плен.

Попробуем определить, кто же из них навсегда остался в Пересадах. И здесь, кроме списка безвозвратных потерь дивизиона, нам поможет статья А. Зубаревича «Рейс на бронепоезде», опубликованная в борисовской газете «Камунiстычная праца» в мае 1975 года.

Из статьи вытекает, что по приезде в Борисов 30 июня машинист БЕПО №47 заболел и командиру пришлось срочно искать замену среди машинистов Борисовского депо. Заменить машиниста вызвался Александр Зайцев. Во время взрыва котла его сильно обварило кипятком, но красноармейцы вынесли Александра в безопасное место и оставили в больнице деревни Велятичи, где местные врачи выходили его и поставили на ноги. Он-то после войны и Братская рассказал машинистам Борисовского депо о своей поездке на бронепоезде в июне 41-го года {1, с.3}.

Тогда о каком же машинисте говорили нам местные жители? Очевидно, в Пересады был доставлен помощник машиниста Ничипор Степанович Демьянчиков, уроженец Рогачевского района Беларуси. В Рогачевском райвоенкомате подтвердили, что он действительно не вернулся с войны и числится пропавшим без вести. А фамилия машиниста бронепепоезда Ивана
Кузьмича Проздникова, уроженца Брянской области России, в книгах Памяти Брянской области среди погибших не значится. Напрашивается вывод, что И.К. Проздников остался жив, а в заброшенной безымянной могиле на кладбище в Пересадах похоронен Н.С. Демьянчиков.

Вражеский снаряд, угодивший в бронепаровоз, повредил котел, и все, кто в это время находился в машинном отделении, пострадали. Одни получили сильнейшие ожоги, другие были убиты прямым попаданием снаряда, в их числе
- старший телеграфист Павел Петрович Улитин и старший кондуктор Михаил Сергеевич Храпков, отмеченные в списке безвозвратных потерь личного состава 21 (12) ОДБП как погибшие {5, л.68}. В книгах Памяти Брянской и Орловской областей они тоже значатся в числе погибших.

Погибли и кочегары 47-го бронепоезда Антон Сергеевич Тюляков и Петр Яковлевич Медведев.

Необходимо определить еще троих красноармейцев и одного офицера, у которого был командирский свисток. Известно, что снаряд, повредивший котел, угодил в паровоз. Изучив литературу по вопросу комплектования бронепоездов периода Великой Отечественной войны, мы узнали, что на бронепаровозе дополнительно устанавливалась радиостанция 71-ТК-1 и
спаренный зенитный пулемет в бронебашне ПВО, которая размещалась в задней части тендера (тендер – прицепная часть паровоза) {6}. На БЕПО №47 зенитный пулемет обслуживали три пулеметчика-зенитчика: Алексей Ефимович Зюкин, Михаил Иванович Кадыков и Николай Павлович Сначёв, все из Брянской области {5, лл.61, 63}. В Книгах Памяти Брянской области они
значатся как пропавшие без вести. Теперь можно с уверенностью сказать, что они погибли 30 июня 1941 года во время боя на станции Пролетарская Победа и похоронены в братской могиле на кладбище деревни Пересады.



Схема размещения команды бронепаровоза ПР-35 по штатам военного времени:

1 – командир бронепоезда;
2 – начальник штаба;
3 – политрук;
4 – железнодорожный техник;
5 – машинист;
6 – помощник машиниста;
7 – кочегар;
8 – помощник кочегара;
9 – старший связист;
10 – старший кондуктор;
11 – командир отделения пулеметчиков;
12, 13 – расчет зенитных пулеметов;
14 – радист;
15 – старший разведчик-подрывник;
16 – разведчик-подрывник;
17 – наблюдатель.

Согласно схеме размещения команды бронепаровоза ПР-35 по штатам военного времени{6}, командир бронепоезда (1), yачальник штаба (2) и политрук (3), то есть весь командный состав, находились в командирской рубке рядом с машинным отделением, куда и были нацелены снаряды вражеских танков. В списке безвозвратных потерь 12-го ОДБП значатся два офицера: командир взвода управления дивизиона младший лейтенант Виктор Петрович Заботин и командир взвода бронеавтомобилей лейтенант Григорий Иванович Баранов. Однако лейтенант Баранов находился на бронеплатформе, которая не пострадала от обстрела, да и командирского свистка у него не было. Таким образом, командир, похороненный первоначально отдельно, а в 1956 году перенесенный в братскую могилу – это никто другой, как младший лейтенант Виктор Петрович Заботин.

Также нашей группе удалось узнать, что памятный знак на станции Пролетарская Победа установил своими силами наш земляк Владимир Петрович Сацукевич, уроженец деревни Пересады. Об этом сообщил Сергей Николаевич Будько. Установлен памятник в 1996 году. Этот факт подтвердили сын и дочь В. Сацукевича, которых мы также разыскали. Как сказала дочь
Валентина Владимировна Мархель, Владимир Петрович очень трепетно относился ко всему, что было связано с борьбой советского народа против немецко-фашистских захватчиков. «Он считал, что люди должны помнить о тех, кто погиб, защищая нашу Родину».

Подводя итог всему сказанному, хочется отметить, что поставленные задачи выполнены полностью и цель достигнута. Из опроса местных жителей установлено, что в бою на станции Пролетарская Победа погибло 9 человек из команды БЕПО №47.

Удалось установить имена погибших.

В одиночной могиле похоронен Демьянчиков Ничипор Степанович, 1918, уроженец Рогачевского р-на Гомельской области, помощник машиниста, младший командир.

В братской могиле похоронены:

Улитин Павел Петрович, 1910, Орловская обл., старший телеграфист;
Храпков Михаил Сергеевич, 1915, Орловская обл., старший кондуктор;
Медведев Петр Яковлевич, 1913, Орловская обл., кочегар;
Тюляков Антон Сергеевич, 1910, Орловская обл., кочегар;
Зюкин Алексей Ефимович, 1912, Орловская обл., пулеметчик-зенитчик;
Кадыков Михаил Иванович, 1907, Брянская обл., пулеметчик-зенитчик;
Сначев Николай Павлович, 1913, Орловская обл., пулеметчик-зенитчик;
Заботин Виктор Петрович, 1912, младший лейтенант, командир взвода управления бронедивизиона.

Удалось установить и имя автора памятника на станции Пролетарская Победа: Владимир Петрович Сацукевич.

Страна должна знать и помнить своих Героев, потому что они с честью выполнили свой долг перед Родиной и должны стать примером для нынешних поколений.

Источники:
1. Зубарэвіч, А. Рэйс на браняпоездзе. – Камуністычная праца. -1975. – 5 мая.
2. Коломиец М. Бронепоезда в бою 1941-1945: «Стальные крепости» Красной Армии. – М., 2010.
3. Коломиец М. Бронепоезда Красной Армии 1930-1941 гг. – Фронтовая иллюстрация. - 2004. - № 3.
4. Униформа РККА (от петлиц до погон) http://milday.ru/ussr/ussr-uniform-a...-do-pogon.html
5. ЦАМО. Фонд 58.Опись 818883. Дело 102. ЛЛ. 60-68. www.obd-memorial.ru
6. Штаты бронепоездов НКВД http://www.science-intention.info/si...rials_2014.pdf


[1] Работа велась под патронажем Галины Ивановны Анискевич

[2] Тезисы "бронедивизион был сформирован 23-27 июня" и "наскоро укомплектованный" не совсем корректны. 12-й отдельный дивизион бронепоездов существовал с марта 1939, правда, в виде подразделения "скрытого формирования" – матчасть для него хранилась при 4-м дивизионе в Брянске, там же служил "кадр". 23-27 июня произошло не "формирование", а "развёртывание" кадрированной части. Причём, прибывший из запаса личный состав заранее числился приписанным к бронепоезду. И не случайно набирался не только по окрестным колхозам, но и из работников железной дороги и завода эти бронепоезда производящего – техника людям была хорошо знакома. Столь быстрое приведение 12 ОДБП в боеспособное состояние – пример штатно сработавших хорошо продуманных мобилизационных мероприятий. Другое дело, что о слаженности подразделения и хорошем состоянии матчасти к 1 июля говорить не приходится.

Стоит отметить, что едва ли не самым успешным из советских дивизионов, действующих летом 1941 г. оказался сформированный аналогичным образом в то же самое время 6 ОДБП.

[3] Всё-таки буду настаивать на том, что события разворачивались 1 июля. Под этой датой о боевом контакте с бронепоездом, проследовавшим на Жодино, упоминают немцы из 18 танковой дивизии (Die Truppengeschichte der 18. Panzer-Division 1940 - 1943 (mit 18. Artillerie-Division 1943 - 1944 und Heeres-Artillerie-Brigade 88 1944 - 1945) Wolfgang Paul).) Это же число указывает начальник гарнизона города Борисов корпусной комиссар Сусайков и сводки 20 армии

[4] Первый боевой контакт произошёл несколько ранее, вероятно, в районе ст. Пролетарская Победа, - по дороге к Жодино БЕПО 47 был обстрелян танком PzII из сопровождения командира 18 танковой дивизии генерал-майора Неринга. На бронепоезде приняли немецкие танки за свои и ограничились единичным выстрелом поверх голов.

[5] В 1941 г. станции "Пролетарская Победа" не существовало. Место боя в донесениях указано, как "6-8 километров от Борисова".

[6] В первоисточнике упоминаются "противотанковые орудия", скорее всего – буксируемые, а не самоходные. В составе 18.Pz.Div. самоходных артиллерийских установок на июнь 1941 г. не значилось.


P.S. от автора блога:

На мой взгляд аргументы в пользу приведённого списка погибших не достаточно убедительны. Если доводы в пользу гибели при взрыве котла, находившихся в машинном отделении кочегаров и командира взвода управления, вполне разумны (хоть и недостаточны – вспомним выжившего машиниста Зайцева), то причисление к павшим в бою расчёта зенитного пулемёта, находившегося на тендере, обосновано только тем, что пулемётчики остались в списке без вести пропавших. Тем не менее, даже если упомянутые люди и не лежат на кладбище в Пересадах, вспомнить их имена не будет лишним.



Сводная запись темы Бронепоезда июня 41-го (оглавление)

Tags: 2_Мировая, Борисов, Бронепоезд, Великая Отечественная, Война, Железная_дорога, Жодино
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Featured Posts from This Journal