francis_maks (francis_maks) wrote,
francis_maks
francis_maks

Category:

Цитадель Алеппо. Часть 3. Между Первым и Вторым… спряталось ещё два крестовых похода.

Снова же, в представлении обывателя, между крестовыми походами в регионе устанавливался относительный мир, а настоящая драка начиналась, когда мусульмане его нарушали. И в ответку набегала очередная толпа воинов Христа. Как бы не так.

Осевшие здесь после первого похода христиане спокойно ввязывались в войны с арабами и сельджуками без всякой мобилизации Европы. А ещё, они бились и с христианским Императором Византии. И между собой. Точно так же и мусульмане вовсю резали единоверцев, зачастую – в союзе с неверными. Этакая перманентная война всех против всех. Более того, при внимательном рассмотрении ситуации оказывается, что между крестовыми походами случались… крестовые походы. С всеми атрибутами – призывом Папы, сбором армии "паломников" по Европе, масштабными битвами… Но они почему-то не получили ни отдельного номера и не включены во временные рамки хрестоматийных походов. Зачастую просто замалчиваются или упоминаются, как "арьергардные". Между тем, в случае успеха, они могли бы кардинально изменить ситуацию.



На волне успеха Первого крестового похода уже в 1100 году начали формировать новые экспедиции – в Ломбардии (под руководством архиепископа Ансельма Миланского и графа Альберта Бьяндратского), в Бургундии и Шампани (герцог Эд Бургундский, граф Этьен Бургундский), в Аквитании (герцог Гийом IX). В Германии собрали две армии герцог Вельф IV Баварский и императорский рейхсмаршал Конрад.

Маршрут выдвижения их примерно совпадал с дорогой предшественников и сопровождался теми же трениями с венграми, болгарами и византийским Императором. Тот с удовольствием поспешил переправить их на Азиатский берег с глаз долой, не забыв принять ленную присягу и навязав главнокомандующего – графа Раймунда Тулузского. Человека, прославившегося в Первом походе, но не получившем с него никаких выгод. Император надеялся, что крестоносцы пробьют ему прямой проход в Сирию (и, что греха таить – в Антиохию). Это обеспечило бы сухопутное сообщение между христианским государствами Востока. Но тут на пути к успеху встал один человек…ну, как "встал"… он как раз таки "сел" в плен к эмиру Каппадокии Данишмендидом Малик Гази.

Впрочем, тут нужно вернуться чуть-чуть назад, к тому моменту, на котором закончилась предыдущее повествование – к падению Антиохии. Захваченный город достался князю Боэмунду Тарентскому. Который сразу же решил, что своя рубашка ближе к телу и на Иерусалим с остальным Воинством Христа не пошёл, а занялся – занялся осадой Латакии (принадлежащей Византии). Ибо Иерусалим – это, конечно хорошо, но в хозяйстве нужен порт. С портом, однако, вышел облом. Товарищи по оружию слегка обалдели, когда узнали, чем занимался Боэмунд, пока они штурмовали Святой Город. И доходчиво объяснили ему, что сейчас сорится с Императором не время. А надо всё-таки сходить в Иерусалим, хотя бы паломником. Паломничество он совершил тоже не без выгоды – успел "юридически оформить" Антиохию, как княжество, и себя, как его правителя.

Вернувшись Боэмунд обнаружил, что битый под стенами Антиохии владетель Алеппо Ридван вовсе не закопал топор войны (ну, не было у сельджуков такой традиции). Да и какой мир, если с христианами воевать - надо, с братом – надо, да и атабеку Хомса, который, как раз в отсутствие Ридвана его земли слегка пограбил, тоже отомстить необходимо.

В начале лета 1100 года Боэмунд загнал Ридвана в Алеппо, но штурмовать или осаждать крепость не решился и ограничился опустошением окрестностей. После чего польстился на предложение армянский правитель Мелитены Гавриила передать ему город при условии защиты от набегов эмира Каппадокии Данишмендида Малика Гази Гюмюштекина. Направляясь к Мелитене отряд Боэмунда попал в засаду, а сам он угодил в плен. На помощь Мелитене подошёл властитель Эдессы и будущий король Иерусалима Бодуэн, но Боэмунда уже переправили чуть ли не к Черному морю, в горную крепость Никсар.

Своего прославленного кумира и возжелали освободить ломбардцы, составлявшие основную часть войска, с которым Раймунд Тулузский переправился через Босфор. Это было большим отклонением. От намеченного маршрута (не говоря уже о том, что Раймунд не питал к Боэмунду дружественных чувств), но командующему пришлось подчиниться. Однако, экспедиция не задалась.

Наученные горьким опытом 1096 года, мусульмане на этот раз сколотили коалицию под предводительством того же Малик Гази и Ионийского султана Кылыч Арслана. К которой примкнул и Ридван Алеппский. Крестоносцам пришлось двигаться со всех сторон окружёнными турецкими отрядами, по местности, заблаговременно опустошённой противником. Итогом стал разгром в окрестностях города Мерсиван. Десятки тысяч христиан были убиты или попали на невольничьи рынки.

По следам ломбардцев (примерно с недельным отставанием) следовала небольшая, но дисциплинированная армия герцога Гийома Неверского. Не зная, что предшественники повернули на север, герцог вышел к столице Иконийского султаната и попытался осадить её, но вскоре подошла коалиционная армия и полностью разгромила и эту экспедицию под Гераклеей.

Последними ступили на азиатскую землю солдаты франко-германской армия, под командой герцога Гийома IX Аквитанского. У многих её предводителей были натянутые отношения с командирами ломбардцев, так что эта армия не спешила догнать предшественников и подошла к Иконию на пять недель позже, найдя город покинутым и опустошённым. И снова могилой крестоносцев стала Гераклея. Ослабленное голодом и жарой воинство было атаковано на переправе и полностью разгромлено.

Дорога в Сирию через Анатолию была полностью закрыта. Это значительно ограничило христианские людские потоки в Святую Землю и имело губительные последствия для латинских государств.

Впрочем, и без этого, почувствовавшая свою силу коалиция имела все шансы сдуть христианские государства в Средиземное море. И снова этому помешал один-единственный человек. Вы будете смеяться, но тот же самый пленный Боэмунд.

Узнав о его пленении, Византийский император попросил продать уже порядком доставшего выскочку. Малик Гази подумал и согласился. За 260 000 золотых базантов. Прослышав о сумме, его формальный повелитель, султан Кылыч Арслан потребовал себе откат в 50%. Сам же пленник пообещал половину суммы и союз против султана и императора. Сторонники Боэмунда собрали треть суммы и Малик Гази в мае 1103 г. отпустил князя Антиохии. За что тут же подвергся нападению Кылыч Арслана. И, вероятно, долго не мог понять, почему же его новый друг не спешит на помощь.

А вот другой долг Боэмунд поспешил отдать. Едва успев вернуться домой, он тут же снаряжает поход на Алеппо. Захватив область севернее города и собрав большую дань он поспешил возвратить деньги иерусалимскому королю Бодуэну и патриарху Бернару, принимавшим активное участие в сборе выкупа.

В 1104 обмен набегами с Ридваном был взаимным. Весной 1105 на Халеб ходил уже племянник Боэмунда Танкред, на тот момент регент Антиохии и Эдесского княжества (ограничился ограблением окрестностей).

В отсутствие Боэмунда племянник был сидел регентом в Антиохии (и, кстати, в сборе выкупа не участвовал). Как же он оказался в Эдессе? Это стало следствием неудачной операции дядюшки и Бодуэна Эдесского по захвату Харрана в 1104 году. Объединённая армия эмира Мардина Сомкана и атабека Мосула Джекермиша нанесла им решительное поражение, пленила эдесского князя и двинулась к его столице. В этих условиях горожане и обратились к Танкреду с просьбой принять регентство.

Примечательный момент: - за сражением при Харране наблюдал пришедший из Алеппо Ридван. Наблюдал, сохраняя нейтралитет.

Турки, кстати тут же после победы перессорились из-за пленных (не удивительно, после истории про 260 000 базантов) и это стоило им весьма дорого. В итоге эмир ушёл, а Джекермиша Танкред и Боэмунд разгромили неожиданной вылазкой.

Среди пленных, попавших в лагере в руки христиан, была знатная сельджукская принцесса. Джекермиш сразу же предложил за нее Бодуэна или 15 тысяч безантов на выбор. И они конечно же… взяли деньги.

Летом на Антиохию снова ходил Ридван, но успел захватить лишь несколько маленьких городов, когда узнал о смерти Дукака и прекратил набег – нужно было спешить в другую сторону, дерибанить наследство братца.

Куда большую проблему составило появление византийской армии. Ромеи заняли Тарсом, Аданой и Мамистрой и гавань Латакии (которую таки отжал было во время своего регентства Танкред).

Осенью 1104 года Боэмунд объявил подданным, что единственное спасение княжества получение подкреплений из Европы. Взяв с собой все деньги, которые смог собрать он отправился в Италию. Там он был встречен с восторгом. Папа Пасхалий II легко согласился с мнением князя Антиохии о том, что главную проблему для христиан Востока представляет собой… христианский император Алексей. И призвал проповедовать крестовый поход против Византии. С этого момента идея борьбы с Византией стала официальной политикой церкви. А раскол между римской и православной церковью превратился в непреодолимую пропасть.

Боэмунд был с восторгом принять французским королём Филиппом I и даже женился на его дочери Констанции. Так же он нашёл невесту племяннику – десятилетнюю дочь того же Филиппа I от непризнанного брака, Сесиль.

В 1107 г. в Италии собралось многочисленное ополчение из Франции, Германии и Ломбардии. Генуя и Пиза прислали флот. 9 октября Боэмунд переплыл море и высадился на территории нынешней Албании. Планировалось захватить Диррахий и через Фессалоники двинуться на Константинополь. Однако, город оказался хорошо укреплён и подготовлен к обороне. Пришлось организовывать осаду, разбирать корабли и строить из их древесины осадные башни и метательные машины. Император в союзе с Венецией тем временем собрал большой флот и блокировал армию Боэмунда с моря. А, наняв солдат у султана Кылыч Арслана, запер её и с суши.

Осенью 1108 г. Боэмунд вынужден заключить унизительный для себя мир с императором и признать себя его своим ленником. Наобещать пришлось так много, что он предпочёл никогда не возвращаться на Восток, чтобы не пришлось выполнять.

Но Крестовые походы – Крестовыми походами. Это большая политика, а у государства есть текущие местные интересы. Ради которых христиане и мусульмане вполне могут объединиться против других христиан и мусульман. В том же 1108 году небезызвестные нам Танкред и Ридван сошлись в бою с армией Бодуэна II Эдесского и атабека Джазиры Джауали.

Четыре года Бодуэн Эдесский, взятый в плен при Харране, провел в Мосуле, перейдя "по наследству" в руки Джауали. Его кузен Жослен де Куртне, сам пленённый в том бою и недавно выкупленный подданными обратился к Джауали предложением освободить князя Эдессы. Тот запросил 60 000 динаров, освобождение мусульманских пленных и военный союз. Жослен собрал половину суммы и предложил себя в качестве гарантии доставки второй половины. Оценив благородство поступка, через несколько месяцев Джауали отпустил его под честное слово.

Когда Бодуэн прибыл в Эдессу, Танкред согласился дать недостающие 30 000, но город возвращать отказался. Бодуэн попросил помощи у Джуали, византийского наместника Килликии и армянского князя Ког Василия. Пришлось княжество вернуть.

Образовавшийся эдесско-джазирсий союз заставил нервничать Ридвана. И для начала грабанул караван, который вёз часть выпуска за Бодуэна. Джуали в ответ захватил город Балис. Пришлось Ридвану обращаться за помощью к Танкреду. Итогом противостояния стало ожесточённое сражение, в только христиан с обеих сторон погибло более 2 тысчя. А победа осталась за антиохско-алеппской калицией.

И эта совместная победа вовсе не помешала Танкреду в 1110 году захватить Атареб в 30 километрах от Халеба и стрясти с Ридвана 20 000 динариев откупа.

Хм… Я снова ничего не сказал про Нур-ад-Дина. Ну, в следующий раз – точно.
Tags: Алеппо, Война, Крестоносцы
Subscribe

Posts from This Journal “Алеппо” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments