francis_maks (francis_maks) wrote,
francis_maks
francis_maks

Category:

Фортификация на новых границах Российской империи. В ожидании Наполеона.

С воцарением Александра I ситуация в фортификации стала изменяться. Инженерные части впервые были признаны отдельным родом войск. 23 октября 1802 года, указом императора, учреждена Инженерная экспедиция во главе которой был поставлен инженер-генерал Сухтелен. В обязанности экспедиции вменялось "содержать в добром порядке все крепости и укрепления с находящимися в оных и прочими по ведомству строениями, не допускать их повреждения, заняться исправлением само нужнейших, наблюдать, чтобы при употреблении на производство работ и на прочее расходов, не выпущено было из виду сбережение казенного интереса, всемерно стараться снабдить Инженерный Департамент способными офицерами".





Или открыть карту в новом окне

Активное же стремление Александра I к реставрации монархии во Франции привело Россию к реальности угрозы вторжения наполеоновской армии в собственные пределы. Поражение в войне 1805-1807 г.г. сделало эту угрозу более чем вероятной. В 1807 г. Сухтелен предпринял по высочайшему повелению поездку на западную границу и составил новый проект её фортификационного укрепления. Он предложил построить крепости в Ковно, Вильно, Брест-Литовске, Пинске, Луцке и на левом берегу Днестра. Как видно, от идеи плотной "пограничной завесы" пришлось отказаться. "Пограничные" крепости (Ковно и Брест) запирают только две основные дороги на Санкт-Петербург и Москву. При этом крепости второй линии (Вильно и Пинск) страхуют их, а не перехватывают другие маршруты (к примеру – через Гродно, Минск и Смоленск на Москву).


Но и это проект остался не реализован. Россия, вынужденная присоединиться к континентальной блокаде Великобритании, основные инженерные усилия сконцентрировала на побережье Балтики и Чёрного моря. А сам Сухтелен отправился воевать со шведами, а после победы остался в Стокгольме послом.

Разгром Австрии в компании 1809 г. снял последние препятствия, способные возникнуть на пути наполеоновского вторжения. Нужно было, наконец, что-то предпринимать. Но новый баланс сил обесценил все старые планы. Слишком велико было преимущество противника, чтобы надеяться удержать пограничные крепости силами гарнизонов, а ввязываться в крупное полевое сражение для их защиты означало неминуемый разгром русских армий. Требовалось нечто кардинально отличное. Поэтому, в 1810 году военное министерство командировало несколько десятков военных инженеров в западные губернии с задачей выбора мест для возведения шести крепостей. Намётки нового плана вообще не предполагали проведение фортификационных работ ни на самой границе, ни в оперативной близости (то есть никаких крепостей 1-2 линии). Шесть новых крепостей предполагалось разместить там, где де Волан проводил третью линию - между Ригой и Киевом и далее на юг.

Преимущество, как и ранее, отдавалось возвышенным или равнинным местам на берегах крупных рек, которые сами по себе служили значительным препятствием для неприятеля. Но если в старых проектах пограничные крепости должны были лишь препятствовать переправе противника, так как располагались на восточном берегу, новые укрепления планировались предмостными. То есть позволявшими контролировать мосты и при надобности обеспечивать переправу на западный берег своей армии.

Наиболее перспективными в белорусских землях назывались окрестности Рогачёва и Нового Быхова на Днепре. Второстепенные укрпеления предполагалось возвести в Борисове и Бобруйске Однако, обследовавший в этот район инженер-поручик Фёдор Ефимович (Теодор) Нарбрут предложил иной вариант – строить крепость в Бобруйске на Березине. И даже набросал её план. Однако, в военном министерстве к его мнению отнеслись скептически и продолжали настаивать на первоначальном варианте.

И тут снова всплывает фамилия Опперман. За прошедшее время он успел побывать в отставке из-за конфликта с Аракчеевым, вернуться в строй ещё при Павле I, войти в свиту Александра I, съездить в Италию с тайной миссией изучения французских крепостей, повоевать с французами в Польше и Пруссии, принять участие в осаде Корфу флотом вице-адмирала Сенявина, обновить укрепления Кронштадта, Выборга и Нейшлота, получить чин генерал-майора, стать инспектором Инженерного департамента а так же членом комиссии по подготовке войны с Францией. Рогачёв и Новый Быхов оказались в планах не без его участия.

Но, осуществив в марте 1810 г. новую поездку по будущему театру военных действий и ознакомившись с соображениями Нарбута, Оперман поддержал идею возведения крепости в Бобруйске, как в наиболее важном стратегическом пункте.

Бобруйск перекрывает дорогу на Москву через Рогачёв и Рославль – наиболее важную на тот период. Но, в отличие от Рогачёва, защищает и пути на Могилёв и Речицу. Если сравнивать с планом Сухтелена, Бобруйск "замещает" Брест-Литовск, одновременно служа опорой действий в Полесье, беря на себя и функции Пинской крепости-склада.

20 июля 1810 г. Опперман представил план Бобруйской крепости на утверждение Императору, а уже к концу августа генерал-майор Фалькезам докладывал, главный вал крепости насыпан вчёрне (не в полный профиль) и заложены основания каменных блокгаузов. К лету 1812 г. северный, западный и южный фронты имели уже полный профиль. Были возведены три кирпичные сортии, а остальные устроены временной конструкции из бревенчатых срубов. Аналогичная ситуация сложилась и с погребами. В июле крепость приведена в оборонительное состояние. В неё введён восьмитысячный гарнизон при 300 орудиях.

Роль Ковенской и Виленской крепостей, запиравших дорогу на Санкт-Петербург передавалась Динабургской крепости. Последняя хоть и возводилась на правом (северном) берегу Западной Двины (Дины), снабжалась тет-де-поном (предмостным укреплением). Причём, именно оно строилось в первую очередь и к лету 1812 г. было приведено в боеспособное состояние.

Перехватив две основные дороги можно было задуматься и о других. Весной 1812 г. началось возведение земляных укреплений полевого типа перед мостом через Березину возле Борисова. Сейчас это звучит странно, но в то время Московский тракт не был основной дорогой на Москву. Таковым он станет после строительства Александровской железной дороги (которая, кстати, могла пойти и другим путём). Отсюда и "дискриминация" в фортификационном плане. Зато, ограничившись земляными работами удалось к лету довести стрительство почти до готовности.

Судьба крепостей в компании 1812 года сложилась по-разному. Бобруйская крепость оказалась на периферии боевых действий, но определённую роль всё же сыграла. Под прикрытием её стен Багратион смог собрать отступающую через Слуцк вторую армию перед выступлением на Смоленск. В дальнейшем крепость сковывала действия примерно двенадцатитысячной группировки противника, который так и не решился на штурм.

В Динабурге гарнизон тет-де-пона успешно отразил нападение двух полков корпуса маршала Удино. Но в дальнейшее крепость пришлось оставить без боя.

Борисовскому же укреплению досталась, пожалуй, самая драматичная история, но об этом будет отдельный рассказ.
PS. В рамках подготовки к войне с Наполеоном реконструкции подверглась так же старые крепости в Киеве и Риге, а так же Динамюндская крепость (расположена в 14 километрах к северо-западу от Риги и отдельно у меня на карте не обозначена).

PPS В первой половине 1811 года советник императора генерал Карл Людвигович Фуль представил свой план войны согласно которому оборонительная война должна вестись двумя армиями, одна из которых удерживала бы неприятеля с фронта избегая генерального сражения, а другая наносила ему удары с фланга и тыла. В качестве опоры для первой из армий в районе Дриссы в 1812 году был построен укреплённый лагерь. Предполагалось, что противник утратит численное преимущество штурмуя укрепления, а в это время другая (Дунайская) армия перейдёт в наступление. Однако, развитие событий показало, что Дрисский лагерь рискует превратиться в ловушку и от дальнейшего следования плану Фуля отказались. Дрисский лагерь был оставлен.


Фортификация на новых западных границах Российской империи.

Граница 1772 г. (Первый раздел Речи Посполитой)
Граница 1793 г. (Второй раздел Речи Посполитой)
Граница 1795 г. (Третий раздел Речи Посполитой)
В ожидании Наполеона
Все проекты 1772-1812 г.г. на одной карте.
Борисовские батареи

Смотрите так же Наполеоника. сводная запись темы (оглавление)
Tags: Наполеон, Фортификация
Subscribe

Posts from This Journal “Фортификация” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments