francis_maks (francis_maks) wrote,
francis_maks
francis_maks

На Военном кладбище собираются заменить на типовые почти половину надгробий

В ноябре прошлого года бил тревогу по поводу судьбы воинского захоронения на Военном кладбище города Минска. Меня заверили, что могила не будет уничтожена, а на месте старого монумента "будет установлен памятный знак единого образца". Что ж, в единичном случае такое решение показалось мне приемлемым, но, как выясняется, явление имеет массовый характер. "Унификации", как оказалось, подлежат 3 тысячи 882. Из восьми тысяч существующих. То бишь почти половина некрополя. На мой взгляд, кладбище, как исторический объект, от этого сильно пострадает. А как культурный - попросту умрёт.

Ниже привожу вчерашнюю статью Снежана Инанец с новостного портала tut.by. (Фотографии Ольги Шукайло)

На Военном кладбище в Минске коммунальная организация массово сносит памятники и ограды, которые считает ветхими. Историки и краеведы уверены: это «не благоустройство, а уничтожение культурных ценностей».



- Вот это нормальное захоронение?! Скажите! А это? Конечно оно в таком состоянии, что надо сносить!

— А чаму вы нічога не кажаце пра пахаванне побач? Яно ж ў нармальным стане — так навошта вы гэтую агароджу збіраецеся зносіць?



Заместитель директора Спецкомбината КБО Сергей Тур

Диалоги на повышенных тонах нарушают тишину Военного кладбища в Минске теперь едва ли не каждый день. Заместитель директора Спецкомбината КБО Сергей Тур быстро идет от могилы к могиле, которые считает неухоженными и показывает, где хотят снести ограду, а где крест. Он объясняет, что кладбище надо благоустроить: ограды по большей части убрать, а ветхие памятники заменить на типовые «подголовники».

Экскурсовод, секретарь общественной комиссии Министерства культуры по охране памятников Павел Королев уверен: благоустройство старинного некрополя должно выглядеть по-другому:

— Адна справа — адзінкавыя надмагіллі, у вельмі кепскім стане, замяніць на аднатыпныя. Але ж мы бачым адваротную сітуацыю: адзінкавыя помнікі захоўваюцца арыгінальнымі, астатняе замяняюць на тыпавыя! Паглядзіце, як змяняецца ландшафт.



Новый ландшафт благоустроенной летом 2018 года части Военного кладбища

Военное кладбище — один из самых старых сохранившихся в Минске некрополей. Здесь в 1840-х годах хоронили умерших в Минском военном госпитале, потом кладбище приросло и могилами гражданских. В 1920—1930-х тут хоронили видных государственных, научных деятелей, именно здесь могилы народных поэтов Янки Купалы и Якуба Коласа.



Основная аллея Военного кладбища и до благоустройства этого года была выдержана в стиле воинского мемориала

В 2015 году в Беларуси изменился закон «О погребении и похоронном деле». Теперь раз в два года ответственные организации вроде Спецкомбината КБО должны проводить на кладбищах инвентаризацию, а потом уведомлять о бесхозных могилах. Если потомки похороненных не благоустраивают могилу в течение двух лет, неухоженный памятник могут снести.

Именно такая инвентаризация прошла три года назад на Военном кладбище: из почти восьми тысяч могил 3 тысячи 882 признали заброшенными.

Экскурсовод Павел Королев обеспокоился судьбой кладбища года полтора назад — именно из-за табличек с предупреждением, что ограды и памятники могут демонтировать.



— Занепакоіла: як гэта так — шмат надмагілляў у нармальным стане, а шыльдачкі на іх вісяць?

Павел Королев написал в Минкульт, Мингорисполком и спецкомбинат, выяснял, согласованы ли такие планы. С экскурсоводом связались и успокоили: все согласуют и сделают как следует.



Экскурсовод Павел Королев

— А зараз я пабачыў проста ненармальныя рэчы! Прыбіраюць агароджы, помнікі, шмат з якіх абсалютна нармальныя, каштоўныя.

Несколько дней назад демонтировали ограду, которая стояла у могилы зампредседателя ГПУ Иосифа Опанского, погибшего в 1927 году.



Вокруг могилы Иосифа Опанского еще несколько дней назад была ограда с серпами и молотами, ее сделали в конце 1920-х годов
— Агароджа была прыгожая, каларытная: з сярпамі, молатамі, з нейкага якаснага металу. Яе ставілі чэкісты. Так, я не аматар сярпоў і молатаў, але ў дадзеным выпадку, я ўпэўнены, трэба было захаваць гэтую агароджу. Ваенныя могілкі - галоўны ў Менску некропаль пахаванняў дваццатых-саракавых гадоў. Так хавалі тады, гэтыя дэталі перадаюць атмасферу тых часоў. Але агароджу Апанскага ўжо адвезлі «в утиль».

Позже рабочие стали демонтировать ограду захоронения профессора Максима Выдрина.



Могила профессора Максима Выдрина. Ограда вокруг нее не устраивает Спецкомбинат КБО

— Агароджа крэпкая, дык яе пачалі піліць балгаркай, во сляды, — показывает распил в металле Павел Королев. — Я пачаў здымаць гэта і сказаў, што бяру агароджу на сябе, што будзем даглядаць. Учора Сяргей Тур даў нам тыдзень, каб яе «прывялі ў парадак». Інакш — будуць рэзаць.

Но, похоже, представление о порядке у краеведов и сотрудников спецкомбината разное. Сергей Тур делится впечатлениями от «кладбищ в Америке», где никаких оград: .

— Нет ни одной! Любо дорого посмотреть!



Распил на ограде могилы профессора Выдрина, сделанный работниками Спецкомбината

В своих доводах те, кто сносит памятники и ограды, и те, кто их защищает, ссылаются на одну и ту же статью 2 того самого обновленного закона «О погребении и похоронном деле». В ней написано: «По истечению двух лет с даты уведомления лиц, взявших на себя организацию установки надмогильного сооружения, специализированная организация вправе демонтировать и утилизировать разрушенные надмогильные сооружения, степень разрушения которых исключает их ремонт и (или) восстановление, привести в порядок участки для захоронения, на которых они размещались, установить идентификационный знак…».

— І тут пачынаецца самае дзіўнае: мноства помнікаў і агароджаў, якія збіраюцца дэмантаваць, можна без складанасцяў адрамантаваць — і яны будуць стаяць яшчэ доўгі час. Да таго ж, яны абіраюць, што менавіта дэмантаваць, па невядомай логіке. прыбіраюць і зусім занядбанае пахаванне, і зусім нармальнае побач. Быццам у сябе на дачы: гэтае падабаецца, а гэтае — не, — удивляется Павел Королев.

Сергей Тур совсем не согласен.

— Комиссия обследовала могилы. Мы отметили, что надо демонтировать. За три года никто не прикоснулся к этим захоронениям. А когда специализированная организация взяла на себя обязанность по наведению порядка, то все стали приезжать и говорить! А где до этого были люди?



Молодежное объединение «Гісторыка» направила официальные письма в Минкульт, Мингорисполком и Спецкомбинат КБО. «Гісторыка» просит проверить, законно ли ведутся работы. Военное кладбище — историко-культурная ценность, для всяких существенных перемен на объекте нужна научная поддержка и разрешение Минкульта. Сейчас краеведы выясняют, есть ли у спецкомбината нужные документы.



На особенно ценные с культурной точки зрения захоронения волонтеры повесили белые ленты. Уже напечатали таблички, которые здесь чуть позже тоже развесят.

В эти выходные (23 и 24 июня) и на следующей неделе в будни краеведы и экскурсоводы на Военном кладбище ждут всех, кто может помочь в благоустройстве могил. Памятники и ограды, интересные с точки зрения культуры, хотят по мере сил починить, покрасить, почистить.

Координаторы в субботу: Дмитрий +375333757250 (с 9.30 до 13.30), Екатерина +375297406926 (после обеда)


— Ёсць вялікае пытанне да ўсяго працэсу аховы помнікаў, рэстаўрацыі. Чамусьці ў нашым разуменні прыбранае — гэта значыць закатанае ў асфальт, а потым — фактычна зробленае наноў, — вздыхает Павел Королев.


Экскурсовод, автор проекта «Вандроўкі ў мінулае» Павел Дюсеков опасается, что такой же подход к благоустройству угрожает и Кальварийскому кладбищу Минска.



— Вижу и наш косяк: недосмотрели. Так уж у нас складывается в стране, что за всем нужно самим смотреть. Надо, чтобы и родственники тех, кто там похоронен, поняли: такие кладбища надо досматривать. С чиновниками нужно пытаться взаимодействовать: есть же у нас республиканские субботники? Так почему бы эту энергию не направить на старые некрополи? Пришли, травку повырывали, ограду обозначили, покрасили — и все хорошо.

Спорное благоустройство Военного кладбища вызвало возмущения в соцсетях. Преподаватель Анна Северинец собирала подписи под обращением против сноса старинных оград.

«…Замест таго, каб упарадкоўваць сапраўды недагледжаныя і аварыйныя пахаванні, руйнуецца агульны воблік могілак, якія з’яўляюцца ўнікальным помнікам гарадской культуры, месцам памяці і даследаванняў, месцам, якое не сорамна (было) паказаць турыстам і гасцям гораду. Замест унікальных пахаванняў, унікальнага комплексу нацыянальнай культуры і памяці мы атрымліваем „зачышчаную“ ад любой індывідуальнасці прастору», — говорится в открытом письме неравнодушных белорусов в Минкульт, горисполком и Спецкомбинат КБО.

Сергей Тур уверяет: спецкомбинат благоустраивает только заброшенные, неухоженные могилы, остальные не тронут. Проектно-сметная документация по кладбищу находится в администрации Советского района.

Каким же видят чиновники Военное кладбище в Минске?

— Здесь заменят забор, сделают дорожки, освещение, входную группу к церкви на кладбище. Будет меняться арка и все будет сделано похоже на кладбище Первой мировой войны (на Червякова. — Прим. TUT.BY).



Во время работ по благоустройству на Военном кладбище удалили уже 18 деревьев

Сами захоронения, говорит Тур, никуда не переносят.

— Например, взамен ветхих крестов ставим идентификационный знак установленного образца с информацией о том, как звали человека, с датами рождения и смерти. А многие памятники восстанавливаем даже, если они, например, ушли глубоко под землю. Вот этот памятник подняли из земли, и тот, — указывает Сергей Тур на несколько надгробий.



«Нам стали доказывать: раз без памятников — значит, не захоронения»

Один из аргументов Спецкомбината КБО в пользу сноса части памятников и замены их на типовые — то, что многие родственники похороненных благодарят предприятие за централизованное благоустройство. Благоустраивать кладбище спецкомбинат планирует и в этом году, и в следующем.

Историк, музеевед Юлия Латушкова вспоминает, как побывала как раз со стороны родственников. Несколько лет назад Спецкомбинат КБО по похожей схеме благоустраивал кладбище Крупцы (бывший деревенский погост), что на проспекте Победителей в Минске. У Юлии Латушковой там похоронены деды, прадеды и прапрадеды, она вспоминает, что по мнению спецкомбината ограды семейных могил были неухоженными.

— Мама приводила нас, детей, на кладбище еще в нашем раннем возрасте, внушала нам правила поведения. Поэтому нам очень больно было, когда в Крупцах начались такие работы. Мы считали, что с нашими оградами все в порядке.



Были претензии у спецкомбината и к холмикам детских могил.

— В нашей семье были дети, умершие перед войной и во время войны. Их хоронили без памятников, просто насыпали сверху купинки (надмогильные холмики. — Прим. TUT.BY), такая традиция. Но наша семья поддерживала эти холмики многие десятилетия. А тут нам стали доказывать: раз без памятников — значит, не захоронения. Пришлось согласиться на детские могилы на типовые «подголовники».

А ограды семейных захоронений, говорит Юлия Латушкова, пришлось дежурствами охранять почти все лето.

Музеевед Латушкова добавляет: среди снесенных были, конечно, и ветхие ограды, но многие были крепкими, могли простоять еще много лет. Надмогильные насыпи на всех захоронениях, кроме тех, что остались в оградах, снесли.

— Кладбища — это часть культуры города, они включены в общий контекст. Если сейчас мы потеряем их — мы потеряем целый пласт своей истории.
Tags: Кладбище, Минск
Subscribe

Posts from This Journal “Кладбище” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments