francis_maks (francis_maks) wrote,
francis_maks
francis_maks

Categories:

Потеря адмиралом Чичаговым Борисова. Часть 2. Бой авангардов при Лошнице.

«В полночь авангардные войска выступили из Борисова по Московской дороге. Порошил мягкий снег. Отошедши около пятнадцати верст, остановились около водяной мельницы. Авангардный начальник с прочими частными начальниками расположились возле огонька в сарае. В это время казаки привели одного пленного офицера, который объявил, что он идет в Борисов к своим. Посмеялись его заблуждению и заключили, что у него память примерзла, велели дать ему водки и потом отослали в Борисов.»

(майор 14-го егерского полка Я.О. Отрощенко)




Борисов 11.11.1812.jpg

или открыть полную карту 4050х4250 в новом окне

Русскими квартирьерами, посланными «с малым прикрытием к Лошнице для занятия лагерных мест» было захвачено, как минимум, двое пленных. Один из них - штабс-капитан Малиновский, был препровождён к графу Палену и огорошил известием о том, что его трёхтысячный авангард находится перед лицом целого французского корпуса (насчитывающий на тот момент порядка десяти тысяч солдат). А в дневном переходе за ним следует главная армия Наполеона. Пален немедленно отправил донесение Чичагову и запросил подкрепления. Сам же попытался закрепиться в Лошнице, используя естественную преграду – запруду на небольшой речке, протекающей через деревню. Передовые егеря рассыпались по берегу, два орудия установили напротив дамбы. Их огонь на некоторое время отбросил неприятеля. Но французы прибывали быстрее, чем растянувшиеся в лесу части авангарда. Удино развернул свою артиллерию, наскоро перестроил походные колоны, решительно атаковал и опрокинул русский заслон. Пройдя три версты к западу, французы столкнулись с основными силами авангарда Палена.

Тут следует отметить, что «дорога между Неманицей и Лошницей пролегала через лес, образуя на этом протяжении почти непрерывный лесной дефиле, не допускавшее развёртывание и действие широким фронтом». Как раз на выходе из этого леса Удино и перехватил русский авангард. Обладая свободой маневра, он развернул пехоту и артиллерию и встретил идущих колоннами русских сосредоточенным ружейным и пушечным огнём.

Попытка Палена «дебушировать из дефиле» провалилась. Артиллерия, едва выдвинутая из леса, успела дать всего пару выстрелов, но тут же была вынуждена сняться с позиций и отступила прямо через свою кавалерию, расстроив её ряды. Егеря смогли выйти на открытое пространство, но оказались прижаты к лесу.

Снова предоставим слово майору Отрощенко:

«Позиция наша образовала небольшой треугольник, прижатый густым лесом к небольшому протоку. Кавалерия не имела возможности действовать. Артиллерия едва успела сделать несколько выстрелов и не могла более держаться против неприятельских батарей, расставленных на широком поле. Она снялась с позиции и уехала; кавалерия последовала за нею. Пехота стояла по левую сторону дороги, в колоннах прижавшись к лесу. Французы тотчас стали наступать решительно. Их кавалерия шла густой колонной. Мы встретили ее сильным огнем и нанесли ей смерть. Но она, презирая опасность, бросилась к пехоте и заставила ее принять с дороги в лес, и пошла по дороге густыми непрерывными колоннами. Мы с близкой дистанции били любого кавалериста. Но они не обращали на нас внимания, шли можно сказать стеной. Они все были закоптевшие. Латы заржавленные, хвосты на шишаках обгоревшие, одежда порванная, прожженная. Некоторые имели на себе салопы и разные лохмотья.»

«Латы заржавленные» и «хвосты на шишаках» указывают на то, что русские колонны атаковали кирасиры 4-го полка 3-й тяжёлой кавалерийской дивизии генерала Думерка.

«Кирасиры очень мало сражались во время этой компании и попросили, чтобы им была оказана честь быть в первых рядах колонны. При виде этих прекрасных, ещё многочисленных полков, сидевших на хороших лошадях и сверкавших на солнце своими кирасами, русская кавалерия сразу остановилась. Затем, вновь обретя смелость, она бросилась вперёд. Наши кирасиры яростно пошли в атаку, опрокинули русскую кавалерию и убили или взяли в плен около тысячи человек.»

(капитан 23 конно-егерского полка Жан Марбо)

«Обрёл смелость» эскадрон александрийских гусар под командой штаб-ротмистра Гельфрейха, который контратаковал противника и смело врубился в передовые ряды французской конницы. Но вскоре был смят и опрокинут, потеряв в этой атаке 39 человек и 51 лошадь. Ротмистр, кстати, в рубке уцелел и впоследствии дослужился до генерал-лейтенанта.

В итоге, французы попросту не дали русском у авангарду выйти из леса и развернуться для боя, обратив его кавалерию в бегство. Егерские же полки 7-й, 14-й и 38-й оказались оттеснены к лесу и укрылись там. Некоторое время они пытались действовать во фланг наступающему противнику, но, исчерпав боеприпасы, стали отступать к Борисову параллельно тракту.

«Я с батальоном держался возле дороги, и егеря мои беспрестанно валили и всадников, и лошадей, пока были патроны. Густой лес и болота затрудняли мое отступление; люди устали и промокли, мокрый снег с елей валился на нас, но к вечеру подул северный ветер и стало морозить.»

(майор 14-го егерского полка Я.О. Отрощенко)

А вот что писал генерал-майор Орурк:

"Узнавши, что наш авангард встретился с неприятелем, генерал Воинов взял меня с собою, и поехали мы к авангарду. На дороге попалась нам навстречу конная артиллерия, идучи на рысях,- я велел идти им шагом, дабы не испугать наши войска. Воинов возвратился назад, а я поехал вперед и нашел кавалерийские регулярные полки, выстроенные по дороге, на полянке в лесу. Спрашивал их, где авангардный начальник, они мне говорили, что впереди с казаками; я полковнику Аргамакову советовал, ежели они получат от авангардного начальника повеление к отступлению - отступить в порядке и не бегать, а гусарского Александрийского полка полковнику Ефимовичу приказал с полком прикрывать ретираду, уверяя его, что четыре егерские полка, которые были в авангарде, прикроют в лесу их фланги при отступлении, на что он мне отвечал, что егерей уже нет, что они взяты в плен. Не хотел я ему верить, пока не удостоверился из выстрелов неприятельских егерей. Лошадь моя была ранена; я поехал назад".

Французы, игнорируя фланговый огонь «взятых в плен» егерей, преследовали русскую кавалерию. Теперь вперёд выдвинулись то, что осталось в предыдущих боях от польских и литовских улан (порядка 400 сабель) из 2-го, 7-го и 18 –го полков под командой шефа эскадрона Косецкого и французские конные егеря Кастекса. Подуставшие кирасиры следовали за ними. Далее двигалась пехота остатки 6-го польского полка и стрелков Коссаковского. Пожалуй, это единственное сражение компании 1812 года, в котором формирования ВКЛ оказались в числе победителей.

Французы в бою у Лошницы задействовали 7-й, 23 и 24-й конноегерские полки бригады генерала Кастекса, 20-й конноегерский и 8-й легкоконные полки только что вернувшейся к своему корпусу 6-й лёгкой кавалерийской бригады генерала Корбино, 4-й кирасирский полк 3-й тяжёлой кавалерийской дивизии Думерка, 2 батальона 26-го легкого пехотного полка, польские 6-й пехотный, 2 и 7-й уланские полки дивизии Домбровского, а так же остатки стрелков и кавалеристов полковника Коссаковского. Суммарно 3600 человек при 12 орудиях.

Сведения о составе русского авангарда несколько разнятся. Точно можно утверждать, что в него входили 7-й, 13-й, 14-й и 38-й егерские полки. Называют ещё Витебский пехотный, участвовавший в штурме Борисовского тет-де-пона, но это сомнительно. Уверенно можно говорить о наличии Александрийского гусарского и Арзамасского, Стародубовского и Житомерского драгунских полков. А вот упоминаемый Татарский уланский полк со своим шефом, полковником Кноррингом, находился в это время Минске. Так же в составе авангарда числились пять казачьих полков (Грекова 4-го, Грекова 8-го, Мельникова 5-го, Барабанщикова 2-го и Евпаторийский Татарский), и две конные артиллерийские роты №№11 и 12 (24 орудия). Примерно 2800 человек.

Но причиной поражения Палена явилось не численное превосходство неприятеля, а то, что последний подловил русский авангард в крайне неудачный момент выхода из дефиле и сполна воспользовался ситуацией.

P.S. Самому Палену этот бой запомнился ещё и отметиной, полученной от сабли польского улана. Пулю в левую ногу выше колена получил командир Стародубовского драгунского полка полковник (впоследствии генерал-майор) Фёдор Иванович Мосолов. Так же в ногу и так же в левую, но легко ранен португалец на французской службе Эмманюэль Памплона. Ранен и командир полка литовских стрелков, сформированного в Минской губернии – полковник Юзеф Доминик Коссаковский.


Сводная запись темы Наполеоника (оглавление)
Tags: Борисов, Война, Карта, Наполеон
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments