francis_maks (francis_maks) wrote,
francis_maks
francis_maks

Category:

Потеря адмиралом Чичаговым Борисова. Часть 4. Русская переправа через Березину

Одна лодка шаткая ходила и часто перекидывалась; несколько казачьих лошадей тут же были; всякому предоставлялось самому избрать средство для переправы. Я сел на казачью лошадь и на самой стремнине опустился с нею в воду, но это место было нешироко и я переплыл благополучно. На другом берегу видны были большие огни; я спешил пробраться к ним, потому что мороз делался сильнее и на мне обмерзло платье после купанья в Березине.

(майор 14-го егерского полка Я.О. Отрощенко)



Борисов 11.11.1812.jpg

или открыть полную карту 4050х4250 в новом окне

Внимание! Карта отражает организационную структуру соединений, а не фактическую численность войск. Каждый прямоугольник обозначает полк (маленький прямоугольник - батальон или эскадрон) независимо от численности личного состава на описываемый момент.

При ближайшем рассмотрении оказывается, что в ноябре 1812 года, кто только через Березину не шастал. 5 (17) ноября возле деревни Верхнее Березино пересёк реку отряд флигель-адъютанта полковника Чернышева, посланный для установления связи с корпусом Витгенштейна.

9 (21) ноября, во время сражения за предмостные укрепления Борисова, часть арьергарда дивизии Домбровского, не сумев пробиться к основным силам и преследуемая александрийскими гусарами, перешла реку по тонкому льду у села Юшкевичи (по другим источникам – у Мурово). Ночью, у деревни Стахово, поливая водой разложенную на льду солому, переправилась часть 6-го польского пехотного полка. А ещё выше по течению, вброд у Студёнки – французская лёгкая кавалерийская бригада генерала Корбино.

10 (22) ноября в районе Жуковца перешли на левый берег два батальона 14-го польского пехотного полка под командой подполковника Малиновского, ранее «стороживших» Бобруйскую крепость.

11 (23) ноября очередь организовывать импровизированные переправы пришла для русских.

После отступления основных сил Третьей Западной армии на правый берег и занятия французами Борисова, отрезанными на левом берегу оказались егерские полки (7-й, 14-й и 38-й), оттеснённые с дороги во время боя под Лошницей. Пробираясь через густой лес и болота, они вышли к городу только к вечеру и обнаружили, что «поле находившееся перед нами все уже занято было неприятельской кавалерией». К сумеркам же «начали выходить по дороге из лесу неприятельские пехотные колонны». Ситуация осложнялась отсутствием боеприпасов и лежащей на пути речкой Цха.

«Я заметил в стороне много лежавших жердей, где прежде были стоги сена, решился устроить переправу из них, приказал носить жерди к речке и класть на воду. Все бросились к работе, и нижние чины, и офицеры, но жерди на воде расплывались. Я связал своим шарфом четыре жерди, укрепил их в берег и потом накладывал на них жерди связанные другими шарфами, подтыкая концы. Так связывая офицерскими шарфами устроили переправу через которую и перелезли на четвереньках; я вышел на возвышенность и увидел в Борисове большие огни и шум; не зная кто находится в городе, был в нерешимости куда идти. К счастью случился здесь драгунский унтер-офицер и один рядовой. Я послал унтер-офицера к городу чтобы он разведал осторожно кто там. Он скоро возвратился с известием что в городе неприятель. После сего я решился идти на черневшийся от меня вдалеке лес, пробираясь мимо города; унтер-офицеру драгунскому приказал ехать впереди и уведомлять ежели что встретит. Город быль так близко что слышен был говор людей. Я старался по лощинам укрываться, чтобы не замечена была моя команда.»

(майор 14-го егерского полка Я.О. Отрощенко)

В лесу у Старого Борисова егеря обнаружили 3 000 кавалеристов, отправленных утром к Веселово для фуражировки. (Странный выбор места – найти провиант можно было и где-нибудь поближе к городу. Может быть французы уже всё в окрестностях подъели. А, может, посылая фуражиров к известному броду начальство имело на уме ещё и разведку обстановки – а то где-то в этом районе уже «потерялась» французская кавалерийская бригада и половина польского полка). На обратном пути фуражиры на занятый французами город и искали способа перебраться на другой берег. Логично было бы вернуться обратно в Веселово, но «один поселянин из ближнего селения» (или, как указано в других источниках – «жидъ») рассказал о том, что можно переправиться гораздо ближе – в Студёнке.

Переправлялись вброд, на лодке, на крупах лошадей. Их число, вопреки словам Отрощенко, не ограничивалось «несколькими казачьими» - всё-таки 3 000 фуражиров не пешком к Студёнке пришли. В частности Ольвиопольские гусары перевезли на другой берег «батальон егерей».

Но читая последнюю фразу, следует иметь в виду, что батальоны сильно поредели. Наутро Отрощенко обнаружил в своём чуть боле сотни человек. К вечеру собралось две сотни. Импровизированная переправа продолжала действовать примерно до полудня 13 (25) ноября и прекратилась лишь с появлением французских разъездов.

P.S. И чтобы охватить всю Третью Западную армию, упомяну, что отряд полковника Луковкина к концу дня 11 (23) ноября прибыл в Юшкевичи. По ожидаемому вскоре прибытию к армии, Луковкину предписывалось «оставить а команде командира артиллерии Ансио 4 запасных гренадерских батальона, всю кавалерию и казаков из отряда подполковника Палагейки» (то есть прибывших из Мозыря). Однако, назавтра задачи отряда изменились.

Тем же приказом Луковкину вменялось «отправить тотчас небольшую партию казаков с надёжным офицером в Березино, приказав ей истребить мост, если оный там имеется». С этим поручением Луковкин отправил войскового старшину Сережникова.



Сводная запись темы Наполеоника (оглавление)
Tags: Борисов, Война, Казаки, Карта, Наполеон
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments