francis_maks (francis_maks) wrote,
francis_maks
francis_maks

Category:

16 (28) ноября 1812 года. Левый берег. Бой у Студёнки. Введение в бой корпусов Берга и Фока.

Около полудня к полю сражения начали прибывать подразделения корпуса генерал-майора Берга. Вот только прибыл он под Студёнку только с частью корпуса – другая часть по недоразумению осталась под Старо Борисовом. Впрочем, с подходом резерва во главе с генерал-майором Бергом русские обеспечили себе двукратный перевес в силах.

Войска генерал-майора Берга подкрепили левый фланг русской позиции Севским пехотным, 1-м морским и 10-й дружиной Санкт-Петербургского ополчения, а позднее еще и Пермским полком. Тридцать шесть орудий расставлены были вдоль линии. Силы генерал-майора Фока развернулись на правом фланге.





или открыть полную карту 1490х1071 в новом окне

Примечание: схема отображает структурный состав подразделений, а не численный. Каждый прямоугольник обозначает полк вне зависимости от наличия в нём личного состава. В связи с этим возможно возникновение ошибочного представления о соотношении сил. Уточняйте численность по тексту.

После сильного артиллерийского обстрела Фок двинул на позиции Бергской бригады, совершенно расстроенной предыдущим боем, Воронежский и Низовский полки (последний – в составе одного батальона). Видя угрозу, Виктор бросил в атаку свой последний резерв – кавалерию.

«Наблюдая за отступлением бергской бригады, я вдруг увидал приближающуюся к нам колонну. Было пасмурно, и я не мог разглядеть, какой это был отряд, но, видя их белые кивера, я принял их за поляков. Вдруг я заметил, что они стреляют в нас; чтобы не допустить ошибки, я двинулся к ним, крича, чтобы они перестали стрелять, и тут только увидал, что это русские. Как можно скорее я бросился к своей бригаде, чтобы встретить неприятеля ружейным залпом, но в этот самый момент маршал при казал начать атаку и двинул вперед наших гусар и гессенскую легкую кавалерию, состоявшую всего только из 350 лошадей. Генерал Фурнье был ранен, и полковник Ларош, приняв командование, бросился на русскую пехоту. После короткого сражения неприятельская колонна была частью разбита, частью захвачена. 500 человек стрелков 34-го полка были взяты в плен. В это время появились русские кирасиры. Полковник Ларош бросился им на встречу и мужественно сразился с ними. Удар саблей рассек ему правую щеку и пуля пробила кивер, он был серьезно ранен и схвачен. Фельдфебелю Шпрингеру удалось вытащить его из самой середины битвы и освободить. Почти весь Баденский гусарский полк погиб в этом столь славном для него сражении, и со мной перешли Березину не более 50 кавалеристов. Храбрая гессенская легкая кавалерия раздел ила с ними их участь.»

(командир 2-й (баденской) бригады 26-й пехотной дивизии,
генерал-майор Вильгельм фон Хохберг)

Баденские гусары составили первую линию, гессенские шевольжеры – вторую. Выдержав жестокий залп в упор, они врубились в каре 24-го егерского полка, частично рассеяв и пленив егерей, частично обратив в бегство. Увлечённые преследованием, французы перешли ручей и были встречены убийственными картечными залпами конной артиллерийской роты №23 и тут же атакованы двумя эскадронами Сводного кирасирского полка. Итогом стало почти полное истребление французских кавалеристов. Позже в немецкой историографии за этим эпизодом закрепилось название «Атака смерти».

Преследуя уцелевших кирасиры и воспрявшая духом пехота вновь отогнали подавшегося вперёд противника на прежние позиции.

«Стрелки наши и запасные батальоны 1-й гренадерской дивизии, будучи ободряемы личным примером всех военачальников, кинулись в штыки на наступающую неприятельскую пехоту, опрокинули и погнали её за ручей до прежней её позиции. Неприятель потерял при сём покушении множество убитыми и более 300 человек пленными»

(генерал от кавалерии Пётр Христианович (Петер Людвиг Адольф) Витгенштейн
подробная реляция о действиях с 10 по 17 ноября)

Однако, как и в случае с атакой Думерка на правом берегу, главная цель французскими кавалеристами была достигнута – русское наступление на этом участке было сорвано.

Но восточнее, русская кавалерия при поддержке Могилёвского пехотного полка и батарейной роты №23, продолжала давление на левый фланг французской позиции, угрожая охватом. Чем вынудила Виктора сменить позицию и отвести левый фланг ближе к мостам. На этом активная фаза сражения закончилась. Невнятный результат во многом определялся недостаточной предприимчивостью русских командиров, не использовавших значительное численное преимущество и возможности обходного маневра.





или открыть полную карту 1490х1071 в новом окне

Начало темнеть, но артиллерийская канонада продолжала греметь ещё некоторое время. Ближе к вечеру к Студёнке прибыли последние подразделения 5-й дивизии. Корпус Штейнгеля подошёл уже глубокой ночью.

Остатки 9-го армейского корпуса, по приказу маршала Виктора, начали отход к мостам около 9 часов вечера под прикрытием усилившейся пурги. Переправа корпуса продолжалась до пяти часов утра, когда оставили позиции последние части 28-й дивизии. Так как нижний «грузовой» мост к этому моменту был уже сильно повреждён, пришлось часть бросить орудий, предварительно заклепав их и взорвать зарядные ящики.





или открыть полную карту 1490х1071 в новом окне

«В полночь первый адъютант маршала полковник Шато привез мне приказ занять с ротой гренадер самый большой мост и освободить проход. Я выбрал гренадерскую роту 1-го полка, находившуюся под командой капитана Цеха. Предводимая полковником Кароном, артиллерия должна была пройти первая, но ей для этого потребовалось времени гораздо больше, чем рассчитывали, так как на каждом шагу им приходилось останавливаться, натыкаясь на фургоны и лошадей, сновавших между ними. Капитан Цех употребил невероятные усилия, чтобы удержать проход свободным. Случалось, проходило целых четверть часа, пока несколько экипажей проезжали по мосту. Эти четверть часа никто не смел войти на него. Со всех сторон, особенно поляки, умоляли меня пропустить пехоту и не давать предпочтения артиллерии. Я отказал им…

(командир 2-й (баденской) бригады 26-й пехотной дивизии,
генерал-майор Вильгельм фон Хохберг)

Наполеон, убедившийся к тому времени в том, что ожидать прибытия дивизии Партуно не приходится, отдал приказ начать отход к Зембину. Первыми двинулись остатки корпуса Богарне и польской кавалерии. Сам император со штабом и Гвардией выступил из Занивок на исходе ночи. Генерал Эбле получил указание поджечь мосты в 7 часов утра, чтобы воспрепятствовать переправе войск Витгенштейна. Из человеколюбия Эбле задержал выполнение приказа на полтора часа. В 8-30 мосты запылали.

«Наша дивизия до поздней ночи упорно сопротивлялась напору неприятеля; мы построились на снегу в каре, в котором в одну роту вошли солдаты разных частей. Так простояли мы несколько часов без еды и питья. Нельзя было развести огонь, он раскрыл бы неприятелю нашу позицию. В таком мучительном положении мы пробыли до полуночи, потом двинулись к мосту, имея в центре конную артиллерию и с оружием в руках прочищая себе дорогу через все препятствия. Мы шли через горы трупов, по упавшим на них живым, загораживавшим дорогу, и добрались, наконец, до моста, где все еще была большая давка. После того как мы пробились на другой берег, генерал Эбле велел на рассвете зажечь мост, чтобы русские не могли перейти. Несчастные, оставшиеся на левом берегу, должны были неминуемо погибнуть; некоторые пытались еще перейти по мостам, но им на встречу вздымалось пламя, и они, спасаясь от огня, бросались в воду.»

(фельдфебель Баденского полка 26-й пехотной дивизии Йозеф Штейнмюллер)

Русские ночевали на исходных позициях.

Потери корпуса Виктора в этом бою составили 4268 человек. Ранения получили генералы Жирар (командир 28 пехотной дивизии), Фурнье (командир 31-й легкокавалерийской бригады), Дама (командир 1-й бергской бригады), Гейтер (возглавлял пехоту бергского контингента), Линг (командир 1-го баденского полка), Девильер (командир 2-й бригады 28 пехотной дивизии). Сам маршал Виктор получил серьёзную контузию.

«Потери наши были велики … В баденской бригаде насчитывалось 28 офицеров убитых и раненых…. Убитых унтерофицеров и солдат было более 1100 человек. Лейтенант Гелер, проверяя наличных вооруженных солдат, насчитал их всего только 900 человек. Во всей армии не было генерала, способного нести службу, и мне пришлось вечером принять команду над всеми сохранившимися ещё отрядами. Полковник Жентиль из бергской бригады доложил мне, что у него осталось лишь 60 человек, в дивизии Жирара было только 200 или 300 поляков, от двух саксонских полков оставались жалкие остатки, готовые растаять…

…Наконец, с остатками своего корпуса я добрался до моста, и мы тотчас же с большим трудом перешли на другой берег. Наступил день, но солдаты с усердием работали над разрушением мостов. Ужасное зрелище представляли многочисленные больные и раненые, оставшиеся на противоположном берегу, которые теперь должны были достаться неприятелю. Ни одно перо не может описать нашей скорби, когда мы увидали, что русские завладели левым берегом. Скажу не преувеличивая, что более 10 000 солдат было забрано в плен. 40 орудий, большая часть генеральских экипажей и часть кассы остались на том берегу - добыча неприятеля была велика.»

(командир 2-й (баденской) бригады 26-й пехотной дивизии,
генерал-майор Вильгельм фон Хохберг)

Витгенштейн докладывал о потере 800 человек убитыми и 1200 ранеными, но эти цифры выглядят явно заниженными. Достоверно известно, что авангард Властова потерял 13 офицеров и 612 нижних чинов.


Сводная запись темы Наполеоника (оглавление)
Tags: Борисов, Война, Наполеон
Subscribe

Posts from This Journal “Наполеон” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments