francis_maks (francis_maks) wrote,
francis_maks
francis_maks

Category:

11 (23) июня 1812 года. Рекогносцировка.

Генерал-майор Богданович в своей «Истории Отечественной войны 1812 года» повествование о переправе Великой армии через Нёман начинает с пересказа воспоминаний офицера 6-го Польского уланского полка 1-й дивизии легкой кавалерии 1-го корпуса кавалерийского резерва, капитана Романа Солтыка (не упоминая первоисточник).


Я же его просто процитирую:

23 июня. Когда наши кавалеристы ещё отдыхали в своих биваках, на Кёнигсбергской дороге показалась быстро мчавшаяся почтовая карета, запряжённая шестью рысаками, и сразу остановилась в самой середине нашего лагеря. Её сопровождало лишь несколько гвардейских стрелков, запыхавшиеся лошади которых еле могли стоять от страшной усталости.

Дверца отворилась, и из кареты быстро вышел Наполеон в сопровождении герцога Невшательского
[Бертье]: не было видно ни одного адъютанта, ни одного ординарца. Немного спустя прискакал верхом [командир 1-й дивизии легкой кавалерии] генерал [Пьер Жозеф] Брюйер, один, без свиты. Наполеон был в своей форме гвардейского стрелка; он, по-видимому, очень устал от дороги, и черты лица его выражали заботу.

К нему поспешили несколько офицеров, среди которых находился и я, а также майор нашего полка Сухорцевский. Наполеон быстро сделал несколько шагов к майору и спросил его, где находится командир полка. Сухорцевский, не смущаясь отсутствием полковника, который ещё отдыхал, ответил, что замещает последнего и готов принять приказания императора. Тогда император спросил о дороге к Неману и осведомился, где находятся аванпосты. Он задал также и ряд других вопросов относительно положения русских войск. Продолжая задавать свои вопросы, он выразил желание переодеться в польскую форму: было условлено или, вернее, приказано не показывать русским ни одного французского военного. Он снял поэтому свою одежду, то же сделал и герцог Невшательский; их примеру последовал и Сухорцевский, я и только что явившийся [командир полка] полковник Паговский [Михаил Понговски], а также и генерал Брюйер, так что мы, в количестве пяти или шести человек, очутились в самом центре лагеря в одном нижнем белье, стоя вокруг императора и держа свою одежду в руках. Поляки предлагали свою форму французам. В общем, получилась весьма оригинальная картина. Из всего нашего платья более всего подошли императору сюртук полковника Паговского и его полицейская шапка. Сначала Наполеону предложили шапку уланского офицера, но он отказался от нее, сказав, что она слишком тяжела. Все это было делом лишь нескольких минут. Бертье также надел польскую форму.



Немедленно привели лошадей полковника. На одну из них сел Наполеон, на другую - Бертье. Сопровождать императора и служить ему проводником был назначен лейтенант Урельский, рота которого несла караул в этот день на аванпостах. Они отправились в деревню Алексоту, которая находилась на расстоянии одной мили от отправного пункта и была рас положена против Ковно, на пушечный выстрел от него. Император слез с лошади на дворе принадлежавшего одному врачу дома, окна которого выходили на Неман и из которого можно было легко обозреть окрестности. (За три дня до этого я сам снял с этого пункта план Ковно.) Отсюда Наполеон великолепно ознакомился с местностью; его самого при этом не могли увидеть, так как лошади были тщательно спрятаны во дворе. Закончив эту разведку, Наполеон возвратился в наш лагерь. Он захотел узнать детали позиций врага. Так как полковник сообщил ему, что я недавно производил рекогносцировку и потому хорошо знаю окрестности, то он задал мне ряд вопросов о том, существуют ли броды, которыми можно воспользоваться; о строении и особенностях местности, о расположении неприятеля. Особенно расспрашивал мен я император о том, где находятся главные силы русских, на левом или на правом берегу Вилии. Он желал, без сомнения, знать, свободна ли дорога в Вильно, намереваясь идти с главными силами в этом направлении с целью завладеть операционным центром и отрезать неприятельские войска, которые были разбросаны по течению Немана.

По возвращении Наполеона мы заметили большую перемену в выражении его лица. У него был веселый вид и очень хорошее настроение, - несомненно, его удовлетворяла мысль о сюрпризе, который он готовил русским на завтра и результаты которого он заранее учел. Ему принесли поесть, и он закусывал среди нас на большой дороге; ему, по-видимому, нравилось переодевание, и он два раза спрашивал нас, хорошо ли идет ему польская форма. Позавтракав, он сказал нам, смеясь: «Теперь нужно отдать то, что нам не принадлежит». Затем он снял взятое им платье, надел снова форму гвардейского стрелка и, сев в сопровождении Бертье в экипаж, быстро уехал. В тот же самый день он посетил и другие пункты на Немане и выбрал место переправы через реку.


P.S. Автор этих мемуаров поступил в артиллерию герцогства Варшавского в 1808 году, после окончания Политехнической школы в Париже. В ходе кампании 1809 года отличился при штурме Замостья. В 6-й уланский полк переведён в апреле 1811 г. А спустя несколько дней после описанных событий был назначен адъютантом генерала Сокольницкого, возглавлявшего военно-оперативную разведку Великой армии. В 1813 году взят в плен русскими войсками. Недолго служил в армии Царства Польского – уже в 1816 г. вышел в отставку в чине подполковника. Примкнул к восстанию 1830 года. Произведён в бригадные генералы и направлен с миссией в Лондон. После подавления восстания эмигрировал в Париж.


Сводная запись темы Наполеоника (оглавление)
Tags: Война, Ковно, Наполеон
Subscribe

Posts from This Journal “Наполеон” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments