?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: армия

Подумал-подумал и удалил метку "История". Когда указатель стоит, чуть ли не под каждой записью - теряется необходимость в нём. Этот блог весь посвящён Истории. Истории старых ржавых железяк и обвалившихся стен, кровавых битв и скучных линий на карте, величественных замков и захолустных белорусских деревень. И даже то, что пишется здесь о дне сегодняшнем, рано или поздно тоже станет Историей. Впрочем, выступаю я, скорее, не как историк, а как краевед. Просто понятие "края" у меня довольно обширное.


Добавлю конкретикиCollapse )
30 ноября (12 декабря) 1812 года остатки Великой армии пришли в Ковно. Если в отношение Вильно существовала надежда, что там можно закрепиться, дать солдатам отдых и привести войска в порядок, тут никаких иллюзий уже не оставалось – назавтра уже выступать дальше. Потому, вместо организации раздачи провианта, магазины просто отдали на разграбление.



Показать полную карту 1490х1071Collapse )

или открыть полную карту 4050х4250 в новом окне

«Истощённые одним из самых длинных и утомительных переходов, умирая от усталости, мы, наконец, дошли до Ковно, где все остатки всех корпусов были собраны вместе. Все они устроили биваки на улицах. Наше плачевное положение не позволяло нам больше удерживать какую-либо позицию, и потому начали громить магазины, битком набитые. Сейчас же всюду появилось изобилие одежды, муки, рома. Повсюду появились бочки с пробитым дном, и пролившиеся напитки развели жидкую грязь посреди площади. Долгое время лишённые напитков, солдаты набросились на них с жадностью. 1 200 человек напились пьяны и заснули в домах или на снегу; застигнутые морозом, они от сна перешли прямо к смерти.»

(штаб-офицер 4-го армейского корпуса, 2-й капитан-инженер-географ Луи Эжен Антуан де Лабом)

… нашёл весь 4-й корпус, запертый в одной комнате...Collapse )

Сводная запись темы Наполеоника (оглавление)
"Не доходя до Жижмор, мы услышали за нашей спиной гром пушек на недалеком расстоянии. Было ясно, что наш слабый арьергард преследуется без перерыва. Несмотря на это, усталость была так велика, что многие из нас, предпочитая отдых своей безопасности, остановились в Жижморах; но вице-король дошел до деревни Румшишки".

(штаб-офицер 4-го армейского корпуса, 2-й капитан-инженер-географ Луи Эжен Антуан де Лабом)



Показать полную карту 1490х1071Collapse )

или открыть полную карту 4050х4250 в новом окне

На самом деле Мюрат добрался гораздо дальше – в ночь с 29 на 30 ноября (с 11 на 12 декабря) он прибыл в Ковно.

ничего не оставалось, как следовать примеру тех, которые в таком беспорядке прибыли из МосквыCollapse )

Сводная запись темы Наполеоника (оглавление)
«Чтобы не вступать в бой, маршал велел нам выступить в полночь 5 декабря. Мы шли по большой дороге из Минска на Сморгонь. Ночью мы нагнали Главный штаб итальянского вице-короля, который ещё не выступил дальше, и нам пришлось ждать на морозе, пока он не очистит квартиры. Затем нам сказали, что еще не продвинулись фургоны с трофеями, взятыми из Москвы, как, например, крест Ивана Великого и другие вещи из Кремля. И мы опять должны были ждать. Обиднее всего, что часть этих вещей все равно погибла в непродолжительном времени в пути, а их остаток около Вильно.»

(командующий баденского контингента Великой армии генерал-майор Вильгельм Хохберг)

Прекрасная ситуация – голодный и одетый не по сезону арьергард спешит убраться из Молодечно, к которому подошла Третья Западная армия, но ему приходиться ждать, пока не пройдут обозы с награбленным добром. Великая армия умирает в буквальном смысле слова, солдаты падают и замерзают, но золото упорно тащат на запад.


А в это же время:

"Солдат вытащил из кармана кусок русского черного хлеба с кулак и стал с жадностью есть. Офицер с удивлением увидал хлеб и предложил за него гренадеру пятифранковую монету. «Нет», - ответил солдат, вонзая зубы в жесткий хлеб с такой яростью, словно лев в добычу. - «Умоляю, продай мне твой хлеб, вот 10 франков». - «Нет, нет, нет!» - и хлеб уменьшился вдвое. «Я умираю, спаси мне жизнь, вот 20 франков». Тогда гренадер с диким видом откусил еще кусок; он взял 20 франков и отдал остаток хлеба, считая торг невыгодным."

(начальник штаба 1-го армейского корпуса бригадный генерал Луи Франсуа Лежен)

казна НаполеонаCollapse )

Сводная запись темы Наполеоника (оглавление)
«Среди очень тёмной ночи (10 декабря мы зашагали по дороге к Ковно; но снег, покрывавший поля, каждую минуту заставлял нас уклоняться с пути, и долгое время мы не знали, не заблудились ли мы, потому что поляки, идя в Новые Троки, намечали новый путь, который легко мог нас спутать. Через два часа подошли мы к подошве горы Вака, которая оказалась недоступной благодаря крутизне и льду, ее покрывавшему; вокруг были остатки наполеоновских экипажей, оставленного в Вильно багажа, войсковая казна и ящики с несчастными московскими трофеями: теперь уже не было сомнения, что мы идем по дороге к Ковно. Мы стонали у подножия этой горы, не имея возможности на нее взобраться; за это время была ясно слышна перестрелка, которая завязалась между казаками и стрелками 29-го полка, недавно пришедшего в армию и при таком критическом положении не разделявшего общего упадка. Беспокойное недовольство, которое рождается от несчастья, сделало то, что каждый кричал, что было бы гораздо лучше пройти через Новые Троки, избегнув таким образом этой фатальной возвышенности, где за целый день ещё не прошла ни одна коляска.»

(штаб-офицер 4-го армейского корпуса, 2-й капитан-инженер-географ Луи Эжен Антуан де Лабом)



Показать полную карту 1490х1071Collapse )

или открыть полную карту 4050х4250 в новом окне

«Поляки, идущие в Новые Троки, намечающие новый путь» - это 5-й армейский корпус под командованием бригадного генерала Изидора Зенона Томаша Красинского. Если Мюрат вёл Великую армию в Ковно и далее на территорию Пруссии, то поляки предпочли вернуться на родину.

Польские потери в компании 1812 годаCollapse )

Сводная запись темы Наполеоника (оглавление)
Чтобы получить перечисленные ранее трофеи, Вильно, где ещё оставались неприятельские войска, всё же ещё требовалось занять.

Отряды генерал-майоров Орурка и Ланского обходили город с юга, с севера, со стороны Неменчина действовали подполковник Теттенборн и полковник Сухозанет (от отрядов Голенищева-Кутузова и Бороздина, соответственно). Авангард генерал-лейтенанта Чаплица в семь часов утра вышедший из Медников, соединившись с отрядами полковников Сеславина и Кайсарова, атаковал Остробрамские ворота.



Показать полную карту 1490х1071Collapse )

или открыть полную карту 4050х4250 в новом окне

Но, как нам уже известно, ворота были заграждены повозками и брёвнами и представляли проблему даже для входа французских войск. Чаплиц решил не штурмовать баррикаду, прикрытую сильным ружейным огнём из близлежащих домов, а послал вправо 28-й и 32 егерские полки. Которые, подойдя к Субботской улице, вырубили палисад и вошли в город, что вынудило противника прекратить сопротивление и ретироваться.

проблемы отступающихCollapse )

Сводная запись темы Наполеоника (оглавление)
Когда Бутурлин пишет: «Бедственное положение, в коем находилась Французская армия по прибытии своем в Вильно, не позволяло ей удержаться в сем городе. Всякое замедление в отступном движении только что ускоряло и делало погиб ель ее вернейшей, ибо давало россиянам время обойти Вильно и пресечь дороги в города Ковно и Троки, составлявшие единственный путь ее отступления», он не совсем прав – существовал ещё один маршрут.



Показать полную карту 1490х1071Collapse )

или открыть полную карту 4050х4250 в новом окне

Обратимся к мемуарам генерал-губернатора Княжества Литовского дивизионного генерала Хогендорпа:

«Приехавший в то время маршал князь Экмюльский [Даву]просил меня зайти к нему на минуту. Я не знал, о чем он хочет со мной говорить. Я застал его с его адъютантам и, наскоро обедающего, без посуды; он тоже все потерял. Он спросил у меня, не я ли дал приказ новым литовским отрядам отступить за Неман и хорошо ли обдумал это. Он ничего общего не имел с этим корпусом, а я никоим образом не находился под его начальством. Но подобная тактика подходила к его характеру, постоянно беспокойному, деятельному и тяжелому; он думал, что никто, кроме него, не знает своих обязанностей и даже не может их выполнить. Я ответил ему, что вот уже несколько дней, как я отдал необходимые приказания спасти все, что было возможно из этих отрядов, и что я знаю, что действительно, по-крайней мере большая часть, в то время была на пути к Неману».

краткий итог участия войск Княжества Литовского в компании 1812 годаCollapse )

Сводная запись темы Наполеоника (оглавление)
При всём кажущемся примитивизме этих машинок выпустили больше чем "тридцатьчетвёрок" (данные варьируются от 90 до 115 тысяч).


Universal Carrier Mk.ICollapse )
Некогда Великой армии позарез нужны были хотя бы пара спокойных дней в Вильно. Но не успели войска войти в город, как в ворота уже постучали. И перед французским командованием встал вопрос: продолжить отступление, бросив всё, к чему стремились последние десять дней или оборонятся.



Показать полную карту 1490х1071Collapse )

или открыть полную карту 4050х4250 в новом окне

Указания об укреплении Вильно были посланы сразу после форсирования Березины. И определенные работы были выполнены:

«Мы пришли вечером к городским воротам, которые оказались забаррикадированными толстыми брёвнами; понадобились громадные усилия, чтобы проникнуть внутрь.»

(су-лейтенант 2-го гвардейского гренадерского полка,
причисленный к императорской «малой квартире», Жан Рош Куанье)

Однако:

не пригоден к обороне... и не способны к оборонеCollapse )

Сводная запись темы Наполеоника (оглавление)
«Генералу Коновницыну. С божиею помощию я хотел атаковать Вильно, но встретил на дороге идущего туда неприятеля. Орудия мои рассеяли толпившуюся колонну у ворот города. В сию минуту неприятель выставил против меня несколько эскадронов; мы предупредили атаку сию своею и вогнали кавалерию его в улицы; пехота поддержала конницу и посунула нас назад; тогда я послал парламентера с предложением о сдаче Вильны и, по получении отрицательного ответа, предпринял вторичный натиск, который доставил мне шесть орудий и одного орла. Между тем подошел ко мне генерал-майор Ланской, с коим мы теснили неприятеля до самых городских стен. Пехота французская, засевшая в домах, стреляла из окон и дверей и удерживала нас на каждом шагу. Я отважился на последнюю атаку, кою не мог привести к окончанию, быв жестоко ранен в левую руку; пуля раздробила кость и прошла навылет. Сумского гусарского полка поручик Орлов также ранен в руку навылет. Генерал Ланской был свидетелем сего дела. Спросите у него, сам боюсь расхвастаться, но вам и его светлости рекомендую весь отряд мой, который во всех делах от Москвы до Вильны окрылялся рвением к общей пользе и не жалел крови за отечество.»

(Полковник Сеславин. Ноября 27-го)



Показать полную карту 1490х1071Collapse )

или открыть полную карту 4050х4250 в новом окне

Помимо отряда генерала Ланского, последнюю атаку поддержали казаки полковника Кайсарова. Но взятие укреплённого города одной кавалерией «на плечах неприятеля» возможно лишь при полной дезорганизации противника. Маршалу же Нею удалось навести относительный порядок и выстроить оборону, опираясь на укрепления и окраинные дома.

партизаны, казаки и генерал ПаникаCollapse )

Сводная запись темы Наполеоника (оглавление)

Latest Month

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Teresa Jones