Category: еда

Верхняя запись. Основные темы или оглавление оглавлений

Подумал-подумал и удалил метку "История". Когда указатель стоит, чуть ли не под каждой записью - теряется необходимость в нём. Этот блог весь посвящён Истории. Истории старых ржавых железяк и обвалившихся стен, кровавых битв и скучных линий на карте, величественных замков и захолустных белорусских деревень. И даже то, что пишется здесь о дне сегодняшнем, рано или поздно тоже станет Историей. Впрочем, выступаю я, скорее, не как историк, а как краевед. Просто понятие "края" у меня довольно обширное.


Collapse )

Проверка эффективности огнезащитной пропитки

Раз уж обрабатываю стропила огнебиозащитной пропиткой, решил посмотреть, что в ней "огнезащитного" (на счёт "био" вопросов нет - "оспрейки" в этом плане давно себя зарекомендовали). Понятно, что сделать так, чтобы сухое дерево вообще отказалось бы гореть, проблематично. Так что, производители обещают только "трудновоспламеняемые свойства". Вот и посмотрим, что это.



В рекламе это выглядит эффектно.


А что в реальности?

Collapse )

Пара слов о жадности и относительности ценности денег

«Чтобы не вступать в бой, маршал велел нам выступить в полночь 5 декабря. Мы шли по большой дороге из Минска на Сморгонь. Ночью мы нагнали Главный штаб итальянского вице-короля, который ещё не выступил дальше, и нам пришлось ждать на морозе, пока он не очистит квартиры. Затем нам сказали, что еще не продвинулись фургоны с трофеями, взятыми из Москвы, как, например, крест Ивана Великого и другие вещи из Кремля. И мы опять должны были ждать. Обиднее всего, что часть этих вещей все равно погибла в непродолжительном времени в пути, а их остаток около Вильно.»

(командующий баденского контингента Великой армии генерал-майор Вильгельм Хохберг)

Прекрасная ситуация – голодный и одетый не по сезону арьергард спешит убраться из Молодечно, к которому подошла Третья Западная армия, но ему приходиться ждать, пока не пройдут обозы с награбленным добром. Великая армия умирает в буквальном смысле слова, солдаты падают и замерзают, но золото упорно тащат на запад.


А в это же время:

"Солдат вытащил из кармана кусок русского черного хлеба с кулак и стал с жадностью есть. Офицер с удивлением увидал хлеб и предложил за него гренадеру пятифранковую монету. «Нет», - ответил солдат, вонзая зубы в жесткий хлеб с такой яростью, словно лев в добычу. - «Умоляю, продай мне твой хлеб, вот 10 франков». - «Нет, нет, нет!» - и хлеб уменьшился вдвое. «Я умираю, спаси мне жизнь, вот 20 франков». Тогда гренадер с диким видом откусил еще кусок; он взял 20 франков и отдал остаток хлеба, считая торг невыгодным."

(начальник штаба 1-го армейского корпуса бригадный генерал Луи Франсуа Лежен)

Collapse )

Сводная запись темы Наполеоника (оглавление)

Похвальная привычка наших солдат

«Наполеон остановился 3 декабря во дворце, хорошо сохранившемся, как и все дома местечка...»

(фельдфебель Баденского полка 26-й пехотной дивизии Йозеф Штейнмюллер)

«Молодечно выстроен из дерева, как все польские города; в большей части он был сожжен благодаря похвальной привычке наших солдат; каждый вечер они что-нибудь поджигают: то желая натопить печи, то разводя бивачные огни слишком близко от строений.»

(Дневник ординарца Главного штаба, капитан Бонифация де Кастеллана)



Collapse )

или открыть полную карту 4050х4250 в новом окне

Вблизи от дороги в домах еще уцелевших деревень искали защиты от холодного ветра, который дул, не переставая; в короткое время дома эти так набивались людьми, что не представлялось ни какой возможности в них проникнуть. Большие печки сильно накаливались, отчего часто происходили несчастья. Те, которые не могли уже войти в дом, располагались за загородкой, чтоб защититься от ветра; разводили огонь и ставили кругом солому, которую опять теперь можно было находить. Дрова и солома растаскивались с ближайших домов и крыш, таким образом разрушались дома, в которых находили себе приют другие. При этом произносились ужасные проклятия и ругательства, а в конце концов происходили драки, во время которых вновь пришедшие часто растаскивали весь дом. Некоторые, которые не могли найти для себя жилища, зажигали дом и таким путем прогоняли тех, которые в нем устраивались. Огонь распространялся со страшной быстротой, так как все здания были деревянные, и из всей деревни часто удавалось спасти только несколько домов. Как только загорался дом,- все сбегались туда погреться; многие же, окруженные быстро распространившимся огнем, делались жертвами пламени. Как тени, бродили люди по обгорелым развалинам и кругом бивака, ища мертвых, но часто сами здесь кончали свое существование. На рассвете без всякого сигнала поднимались все с бивака, чтоб продолжать свое несчастное путешествие…

…Ужасное зрелище представляли горевшие со всех сторон деревни. Небо становилось совершенно багровым, а на дорогах и в окрестностях делалось светло, как днем, только освещение это было красное.

(обер-лейтенант 2-го вюртембергского линейного полка Христоф Людвиг фон Йелин)

«Но если случайно уцелевший дом встречался близ дороги, все бросались туда, поджигали его и теснились кругом; если я в это время проходил мимо, то не мог устоять против потребности немного согреться и, стоял в тающем от пожара снегу, с обожженным лицом и испорченным и дымом глазами…»

(начальник артиллерии 3-го кавалерийского корпуса полковник Шарль Пьер Любен Гриуа)

Collapse )

Сводная запись темы Наполеоника (оглавление)

Огурчики пошли

С тех пор, как основным назначением дачи стало не выращивание урожая, а поедание шашлыков, главной агрокультурой для меня стали огурцы. Ну, и помидоры. Для закуси.