Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Верхняя запись. Основные темы или оглавление оглавлений

Подумал-подумал и удалил метку "История". Когда указатель стоит, чуть ли не под каждой записью - теряется необходимость в нём. Этот блог весь посвящён Истории. Истории старых ржавых железяк и обвалившихся стен, кровавых битв и скучных линий на карте, величественных замков и захолустных белорусских деревень. И даже то, что пишется здесь о дне сегодняшнем, рано или поздно тоже станет Историей. Впрочем, выступаю я, скорее, не как историк, а как краевед. Просто понятие "края" у меня довольно обширное.


Collapse )

Ненаписанные мемуары деда

9 мая 2021 года исполнилось сто лет со дня рождения моего деда, Николая Корнеевичя Бахто. Дед мемуаров не писал. Но кое-что я у него выспросить успел. Так что попытаюсь составить автобиографию за него. Заполнив недостающие фрагменты документами.

Часть 1. Детство, отрочество, юность



На память дорогим родителям от сына Коли_гор Витебск 30 марта 1940 года

Родился в день на Николу в 1921 году (по документам 09.05.1922) в деревне Верхутино Стародорожского района Минской области БССР в семье Анны Ануфриевны и Корнея Романовича Бахта. Отец его перебрался в Верхутино около 1905 года, когда немец-коммерсант Фриц Шульц построил здесь лесопильно-фанерный завод (12 пилорам, дома для служащих, общежития для рабочих, двухэтажное здание правления и двухэтажный дом владельца). Первоначально на заводе работало более 400 человек. К 1907 г. - около 700. Одним из них и был Корней Романович.

Вот только дело у немца не заладилось. То ли на соблюдении техники пожарной безопасности экономил, то ли недоброжелателями обзавёлся, но сгорела его лесопилка. Дважды. Один раз в 1906 году, второй – перед самой войной. Осталось лишь здание правления (позже перевезено в Старые Дороги, под райисполком), да усадьба.


Collapse )

Безымянная звезда. Актёры и роли



В ролях:

Марин Мирою Сергей Королёв Мона Анна Кулешова
учитель астрономии незнакомка

Григ Максим Бахто Господин Испас Дмитрий Елисеев
столичный циник начальник вокзала

Мадмуазель Куку Татьяна Михаленя Раду Удря Юрий Буйвидович
классная дама учитель музыки

Господин Паску Михаил Дементей Элеонора Земфиреску Анна Ларченко
владелец магазина гимназистка

Иким Дмитрий Банцер Гимназистка Кристина Королёва
станционный рабочий

Кондуктор Максим Ходос Жители города Виктория Юденко

Крестьянка Майя Гончарик Елена Щербович


Театр "Штурх" (оглавления):
* Спектакли и проекты
* Актёрские составы
* Портфолио артистов


Деревенский белорусский язык

Оговорюсь сразу - негативного смысла в слово "деревенский", я, человек значительную часть жизни проводивший у бабушки, не вкладываю. Просто на волне недавнего разговора сформировалась мысль, почему белорусский не стал языком техники и науки. А дело в том, что деревня и есть его "естественная среда обитания". Там он "жил" и там жили люди, создавшие его литературную версию.

Город его отторг исторически. Не потому, что язык был плох. Просто в городе у него нашлись гораздо более сильные конкуренты. Для начала - польский. Сколько бы фанаты ВКЛ не били себя пяткой в грудь, а никуда не деться от того факта, что "круль" был поляк и двор при нём был польский. И литовская шляхта с удовольствием перенимала и польскую культуру и язык. А та, что помагнатистее так и вообще перестала быть литовской. Так Радзивилы, владельцы Смолевич и Жодино уже с XVI века уже скорее немцы, учитывая количество германской крови, влитой в семью.

С переходом территории под контроль России всё повторилось, но уже в сторону русификации. Вся администрация-то русская. Говорят, что Екатерина 2 русифицировала Белоруссию учителями и попами. И это верно. Вот только "отбивала" она её не у белорусов, а у поляков. Попросту за несуществованием белорусской школы.

А дальше подключился прогресс, в виде предприятий и железных дорог. Естественно, полностью русскоязычных, так как привозных. Плюс ещё стоит вспомнить национальную специфику местных городов, которые наполовину были заселены евреями. В итоге евреи говорили на идиш и русском, администрация - на русском. Инженеры и рабочие - на русском. Остальные горожане - на русском и польском. Но не на белорусском. А белорусский жил в деревне. Потому и создавали его литературную версию мелкие помещики и, чуть позже - крестьяне. В городе же для него не было никакой естественной базы